В.Беринг, С.П.Крашенинников,Г.И.Шелихов

В.Беринг, С.П.Крашенинников,Г.И.Шелихов 

В Арктике и в северной части Тихого океана

В создании карты арктических и тихоокеан­ских земель великая заслуга принадлежит рус­ским геодезистам и морякам XVIII в. Они опи­сали все северные берега нашей Родины, нанес­ли на карту побережья Аляски, пролив, отде­ляющий Азию от Американского материка, мно­гие острова и архипелаги.

Первые десятилетия XVIII в. в России — это время петровских преобразований, которые способствовали росту промышленности и торгов­ли, развитию отечественной науки. В то время Петр I создает русский морской флот. Россия получает выход к Балтийскому морю, ведутся энергичные поиски новых морских торговых путей.

От казака-землепроходца Владимира Атласова в столицу приходят вести о почти неизвест­ных еще камчатских землях. Атласов совершил в 1697 —1699 гг. поход на Камчатку, о которой узнал от побывавших там раньше казаков. Он основал на Камчатке первое русское поселение. Он же сообщил о виденных им вдалеке островах: это была северная оконечность Курильской гряды.

Миновало немногим более десяти лет, и к северной части Курил приплыли с Камчатки казаки. Их начальник Иван Козыревский дваж­ды побывал на Курилах (в 1711 и 1713 гг.) и составил примерный «чертеж» неизвестного для картографов архипелага. А еще около десятилетия спустя первые русские геодезисты, побывавшие на Тихом океане,— Иван Евреинов и Федор Лужин — начертили карту, на которой показали вместе с Сибирью п-ов Камчат­ку и Курильскую гряду.

 

В 1725 г. из Петербурга отправилась в да­лекий путь Первая Камчатская экспедиция. Снаряжение ее было заду­мано Петром I незадолго до его смерти. Начальни­ком экспедиции он назначил Витуса Беринга, мо­ряка родом из Дании, двадцать лет состоявшего на русской службе. Петр I сам написал инструк­цию для экспедиции. Предписывалось ехать к берегам Тихого океана, построить там один или два корабля и плыть от Камчатки на север, чтобы узнать, не соединяется ли где-либо Азия с Америкой.

Еще лет за 80 до Камчатской экспедиции эту географическую загадку, занимавшую из­давна европейских картографов, в сущности уже решили Дежнев и Попов. Они прошли про­лив, разделяющий Азию и Американский ма­терик. Но Федот Попов не вернулся из плава­ния. А донесения Семена Дежнева надолго за­терялись в Якутском архиве. До ученых и моряков могли доходить лишь слухи об этом удивительном плавании.

Петр I, снаряжая экспедицию, хотел, что­бы Россия, получившая выход на Балтику, стала также и сильной тихоокеанской державой. Занимала Петра мысль и о том, нельзя ли про­ложить путь через северные моря в Индию и Китай. Помощником Беринга был назначен воспи­танник Морской академии Алексей Ильич Чи­риков — замечательный человек и моряк. Дру­гой помощник — Мартын Петрович Шпанберг оставил недобрую память о себе: он был опыт­ным офицером, но отличался алчностью и же­стокостью.

Долго добиралась экспедиция к Тихоокеан­скому побережью. Около полутора лет прошло, пока все участники ее собрались в Якутске. Потом с великими тяготами перевозили грузы по рекам и сухопутью еще на тысячу верст — из Якутска в Охотск. Наконец, на небольшом судне «Фортуна» добрались через Охотское море к Камчатке. Там выстроили еще одно судно — «Св. Гавриил», на котором предстояло совершить путешествие на север. В июле 1728 г. «Св. Гавриил» отправился в путь. День за днем плыл корабль. Измерялись широты, долготы, создавалась первая точная карта азиатского побережья моря, которое позднее было названо Беринговым.

Английский мореплаватель Кук, побывав­ший в конце XVIII столетия в этих местах, писал: «Я должен воздать справедливую похва­лу памяти почтенного капитана Беринга; на­блюдения его так точны и положение берегов означено столь правильно, что с теми математи­ческими пособиями, какие он имел, нельзя было сделать ничего лучше. Широты и долготы его определены так верно, что надобно сему уди­вляться».

Впрочем, в адрес Беринга впоследствии раз­давались и заслуженные упреки. Достигнув через месяц плавания 67°18′ с. ш., он счел инструкцию выполненной и приказал повернуть назад, так и не увидав американской земли, а значит, и не установив, далеко ли от Аме­рики находится Азия. Энергичный Чири­ков безуспешно настаивал на продолжении поисков.

Во время плавания экспедиция открыла о-в Св. Лаврентия, один из о-вов Диомида и про­шла (вторично после Попова и Дежнева) про­лив, отделяющий Азию от Америки. Но только Беринг тогда не установил, что этот пролив отделяет Азию от Америки, так как про­тивоположного, американского берега он не видел.

Завершили открытие пролива, известного ныне под названием Берингова, подштурман И. Федоров и геодезист М. Гвоздев. В 1732 г. они прошли этот пролив на том же кораб­ле «Св. Гавриил», оставленном Берингом на Камчатке. По путевому дневнику Федорова была составлена первая карта пролива, разде­ляющего два континента, с обозначением обоих его берегов. Хотя Гвоздев и Федоров не выса­живались на побережье Америки, но подходили настолько близко к его северо-западной око­нечности (ныне мыс Принца Уэльского), что разглядели эскимосские юрты на берегу.

Об этих открытиях стало известно в столице не сразу. В то время как они совершались, в Пе­тербурге подготавливали новую экспедицию. Ее участникам в числе прочих заданий было поручено найти путь от Камчатки к американ­скому берегу. Экспедицию назвали Второй Камчатской. Начальником был назна­чен снова Витус Беринг, а его помощником — Чириков. Кроме плавания в водах Тихого океа­на, экспедиции предстояли и совсем иные маршруты.

Нужно было нанести на карту весь северный берег страны: от Архангельска до устьев Оби, Енисея, Лены и Колымы и еще далее на восток, к землям Чукотского края. Десять лет продол­жались эти работы. Для их выполнения участ­ники экспедиции были разделены на отряды.

Имена многих руководителей и участников этих отрядов навсегда вошли в историю геогра­фических исследований и открытий. Среди них лейтенанты Степан Малыгин и Алексей Скура­тов, обогнувшие с немалыми трудностями п-ов Ямал, Дмитрий Овцын, который достиг с мо­ря устья р. Енисея в обход Гыданского п-ова. В их числе Василий и Мария Прончищевы, Харитон и Дмитрий Лаптевы, Семен Челюскин и другие участники Великой Северной экспеди­ции (так нередко ее называют ныне историки).

Из множества исследований и открытий, со­вершенных участниками экспедиции, расскажем о достижении самой северной точки Азии на побережье Таймырского п-ова. К побережью, где находится это место, добирался отряд, который должен был составить описание берега на запад от Лены. Работа этого отряда, как и других, про­должалась ряд лет. Она требовала от людей вы­держки, самоотверженности, настойчивости.

Путь к Таймыру начался в 1735 г. на дубель-шлюпке «Якутск». Командиру отряда Василию Прончищеву сопутствовала его жена Мария — первая женщина, участвовавшая в научной арктической экспедиции. Меньше месяца дли­лось плавание, почти год заняла тяжелая зимовка близ устья р. Оленек. А потом снова плы­ли к восточному побережью Таймыра, пока путь судну не преградили льды. Обессиленный же­стокой болезнью — цингой, Прончищев погиб на обратном пути к месту прежней зимовки. Умерла и его жена, стойко переносившая все тяготы и лишения. Командование отрядом принял штурман Семен Челюскин.

В 1739 г. дубель-шлюпка вновь вышла в мо­ре с целью пройти от Лены до Енисея. Отрядом командовал вновь назначенный лейтенант Харитон Лаптев, помощником его был Челюскин. И опять короткое летнее плавание и долгая томительная зимовка (возле устья р. Хатан­ги). И снова плавание pi неравная борьба со льдами близ побережья Таймыра. Последняя, самая трудная часть героической эпопеи наступила, когда дубель-шлюпка погиб­ла. Потерпев кораблекрушение, люди перета­щили на берег по льду уцелевшие грузы. Было решено продолжать работу. Так постепенно возникала на карте линия Таймырского по­бережья.

Семь лет спустя после начала работы по опи­санию берега на запад от Лены появился на карте крайний северный мыс Азиатского мате­рика. Его достиг штурман Челюскин. Он шел к нему с двумя спутниками от устья р. Хатанги. Скользили по снегу запряженные собаками нарты. Каждый день появлялись новые записи в путевом журнале Челюскина. «Туман велик, что ничего не видно»,— говорилось в одной из них. «Мятель великая…» — читаем в другой. Но и в туман, и в пургу, и в лютый мороз, изо дня в день повторялись в дневнике скупые слова: «Поехали в путь свой».

Наконец, 8 мая 1742 г. Челюскин записал, что достигнут мыс, дальше которого берег по­ворачивает на юг. В XIX в. этому мысу было присвоено имя его открывателя, и на карте с той поры он известен под названием мыс Челюскин. Большим подвигом участников тихоокеан­ских отрядов было достижение Американского материка. Постройка кораблей для этого плава­ния затянулась на годы. Наконец, летом 1740 г. спустили на воду в Охотской гавани пакетботы «Св. Петр» и «Св. Павел». Ранней осенью кораб­ли отправились к Камчатке, обогнули южную ее оконечность и вышли в обширную и удобную для стоянки судов Авачинскую бухту на восточ­ном берегу полуострова. На берегу этой бух­ты во время зимовки был заложен город и порт Петропавловск, названный так в честь кораблей.

5 июня 1741 г. корабли вышли в дальнее плавание. Пакетботом «Св. Петр» командовал Беринг. На борту его находился и натуралист Вильгельм Стеллер, посланный для участия в этом плавании Петербургской академией наук. Пакетботом «Св. Павел» командовал Чириков. Совместное плавание кораблей продолжалось около трех недель. Потом они потеряли из виду друг друга. Судьбы их сложились по-разному. «Св. Павел» достиг Америки первым. В ночь на 16 июля под 55°36′ с. ш. моряки после полу­тора месяцев плавания увидели наконец го­ристый берег.

Это был один из островов, расположенных возле материка. Высадиться на американской земле не удалось. Посланная с людьми шлюпка не вернулась. Тщетно ждали возвращения и второй (последней на корабле) шлюпки, от­правленной на розыски пропавших людей. Очевидно, обе лодки погибли в водоворотах, образуемых течением в этих местах.

У Чирикова и его спутников, лишившихся части экипажа, не было возможности попол­нить запасы пищи и пресной воды, однако им все же удалось проделать обратный путь от аме­риканского берега до Камчатки. Путь был тя­желым: приходилось голодать, собирать во время дождей стекающую с парусов воду для утоления жажды, бороться со штормами и цингой. Зато мореплаватели сделали много открытий. Они видели тихоокеанскую окраину Америки, где к берегу подходили громадные горные хребты с обрывистыми снежными пиками, с ледниками, спускающимися к самому морю. Они видели не нанесенные на картах Алеутские о-ва, повстречали на них алеутов — народ, не известный европейцам до Второй Камчатской экспедиции. Алеуты с лицами, раскрашенными черной краской, в шляпах из древесной коры и рубашках, сшитых из китовых кишок, подъез­жали к кораблю на обшитых тюленьей кожей байдарках.

В октябре 1741 г. корабль подошел к Авачинской бухте. Это было торжество мореходного искусства, мужества и воли людей. Большая заслуга в этом принадлежала командиру судна Чирикову, обеспечившему успешное плавание.

А вестей о корабле «Св. Петр» не бы­ло еще около года. Какие же испытания вы­пали на долю находившихся на нем моряков?

«Св. Петр» достиг американского берега 17 июля 1741 г. на широте 58°14′. Мореплаватели увидели на берегу горные хребты со снеж­ными вершинами. Самую высокую вершину они назвали горой Св. Ильи (это одна из самых вы­соких вершин в Северной Америке). Двое суток корабль медленно плыл вдоль побережья, а затем натуралист Стеллер высадился на неболь­шой остров Каяк. Беринг разрешил ему про­вести на острове только шесть часов. Натура­лист упрекал позже Беринга за поспешность, с которой тот отправился в обратное плавание. Но и за немногие часы пребывания на американ­ской земле Стеллер успел сделать множество наблюдений над растительностью и животными острова. Обнаружил он и покинутое жилище людей — землянку в лесу.

Началось обратное плавание, оказавшееся несчастливым. Корабль попадал и вшторм, и в туманы, моряки болели цингой, многие из них умирали. Первым умер матрос Никита Шумагин. «Св. Петр» находился тогда у не­известных ранее островов. Эти острова морепла­ватели назвали в память умершего Шумагинскими. На пути были открыты и другие Алеутские о-ва. Путешественники несколько раз встречали островитян.

А цинга свирепствовала все сильнее. Тяже­ло заболел ею и шестидесятилетний Беринг. Корабль потерял ориентировку.

«.. .Мы испытывали самые ужасные бедствия… наш корабль плыл как кусок мертвого дерева, почти без всякого управления, и шел по воле волн и ветра, куда им только вздумалось его погнать»,— так лейтенант Ваксель описал тра­гическое плавание «Св. Петра».

Наконец, увидели землю, которую ошибочно приняли за Камчатку. Корабль потерпел круше­ние на подводных камнях возле этой земли. Кое-как высадились на берег. Вскоре выяснилось, что мореплаватели попали на необитаемый остров. На нем они провели мучительную зи­мовку. Беринг умер еще в начале ее. Впослед­ствии остров был назван именем Беринга, а вся группа островов, в которую он входит,— Командорскими. Летом оставшиеся в живых люди разобрали на части поврежденный корабль и построили из них небольшое судно, на котором в августе 1742 г. добрались наконец до Камчатки.

Завершив плавание к американской земле, Чириков составил карту северной части Ти­хого океана. Экспедицией были открыты северо-западное побережье Америки, острова и архи­пелаги, проложен морской путь от Камчатки в Японию и исследован п-ов Камчатка. Началь­ником отряда по изысканию пути в Японию был М. П. Шпанберг.

Изучением Камчатки занимался Степан Петрович Крашенинников, создавший труд «Описание земли Камчатки». Путешествия Крашенин­никова — примечательная страница в истории исследований нашей Родины. Ему довелось одному около четырех лет странствовать по громадному Камчатскому п-ову, изучая его удивительную природу: курящиеся сопки, го­рячие источники, реки, в которые несметными косяками заходит с моря рыба. Путешествен­ник стал другом ительменов, издревле населяв­ших Камчатский край. Он описал в своей книге их жизнь, нравы, обычаи. Труд Крашенинникова о Камчатке был одним из самых замеча­тельных географических произведений XVIII в. Он не потерял своего значения и до сих пор.

Вторая Камчатская экспедиция продолжа­лась в общей сложности десять лет, с 1733 по 1743 г. Не только в XVIII, но и в XIX в. трудно назвать какую-либо еще экспедицию, такую важную по достигнутым результатам. Во второй половине XVIII в. карта Арктики и северной части Тихого океана пополняется результатами новых исследований и открытий. На карту Арктики наносится Новосибирский архипелаг, известия о котором впервые были получены еще в 1710—1712 гг. от якутских казаков Вагина и Пермякова (они побывали на одном из этих островов, позднее названном Большим Ляховским). В начале 70-х годов XVIII в. на этих остро­вах несколько раз бывал промышленник Иван Ляхов. По его имени южная часть архипелага получила название Ляховских о-вов.

Совершаются в это время и открытия неиз­вестных ранее частей побережья другого арк­тического архипелага — Новой Земли, южный остров которого уже много столетий назад был известен русским поморам. Около 1760 г. кормщик зверобойного судна Савва Лошкин обогнул Новую Землю с севера. В 1768—1769 гг. ее изучал штурман Федор Розмыслов.

Крупнейший ученый XVIII в. Михаил Ва­сильевич Ломоносов писал о важности иссле­дований Арктики, о том, что русским мореходам надлежит проторить путь через северные моря в Тихий океан.

Глубоким убеждением, что Северный мор­ской путь будет открыт русскими мореходами, проникнуты поэтические строки Ломоносова:

Напрасно строгая природа

От нас скрывает место входа

С брегов вечерних на восток.

Я вижу умными очами,

Колумб Российский между льдами

Спешит и презирает рок.

Великому русскому ученому принадлежит специальная работа, в которой он обосновал возможность плавания из Северного Ледовито­го океана в Тихий. Она называется «Краткое описание разных путешествий по северным морям и показание возможного проходу Сибирским океаном в Восточную Индию». Эта работа да­леко опередила свое время. В ней Ломоносов впервые научно разработал идею открытия и освоения Северного морского пути. Он сделал выдающиеся по своему значению для науки выводы о свойствах и происхождении полярных льдов и о других особенностях арктической природы. Не подтвердилось только предполо­жение Ломоносова, что в глубине полярного бассейна, вблизи полюса, летом отсутствуют тяжелые льды. Уже в самом конце XIX столе­тия было установлено, что Северный Ледовитый океан покрыт льдами и в своей центральной части.

В истории открытий осталась память о двух плаваниях в 60-х годах XVIII в. под началь­ством В. Я. Чичагова. Замысел этих плаваний принадлежит М. В. Ломоносову. Цель их со­стояла в том, чтобы пройти от Архангельска на север в глубь Центрального полярного бас­сейна и далее плыть по «Северному океану» в Тихий океан до самой Камчатки. Пробиться на север дальше 80°30′ с. ш. Чичагову не уда­лось, но и эта широта была впервые достигнута парусными кораблями.

Во второй половине XVIII столетия на карту наносятся новые земли и в северной части Ти­хого океана. К Алеутским о-вам приплывают один за другим русские мореходы, промышля­ющие песца и морского котика. Они открывают все новые острова и целые островные группы, принадлежащие громадной Алеутской гряде, которая, как известно ныне, протянулась более чем на 1800 км. По имени одного из таких море­ходов — Андреяна Толстых — большую груп­пу островов стали называть Андреяновскими. Продолжает открытие Алеутских о-вов специ­альная экспедиция Креницына и Левашова в 1766—1769 гг.

Русские промышленники достигают и круп­ного острова Кадьяк, расположенного близ побережья Аляски. В 1783 г. купец Григорий Иванович Шелихов основал на Кадьяке посто­янное русское поселение, а затем приступил к созданию поселений на самой Аляске.

Так началось присоединение Аляски к рос­сийским владениям. Г. И. Шелихов, а также Александр Андреевич Баранов, назначенный в конце XVIII в. главным правителем Русской Америки, сделали многое для исследования северо-западной части Американского конти­нента, в особенности для создания правиль­ной географической кар­ты Аляски.

С 1785 по 1793 г., восемь лет, проводила исследования в Аркти­ке и в северной части Тихого океана экспеди­ция И. И. Биллингса — Г. А. Сарычева. Выдаю­щийся гидрограф Сарычев составил на их ос­новании ценные карты и описания Алеутских о-вов, отдельных частей Берингова и Охотского морей, побережья се­веро-восточной Сибири и берегов Аляски. Опи­сания многолетних трудов экспедиции, сделан­ные Сарычевым, послужили образцом для рус­ских мореплавателей позднейшего времени.

Во второй половине XVIII в. в водах север­ной части Тихого океана появляются англий­ские и французские суда, совершающие круго­светные плавания. Но об этих замечательных плаваниях расскажем особо. Большинство пла­ваний вокруг света в XVIII в. сопровождалось большими открытиями не столько на севере, сколько в тропиках и в умеренных широтах Тихого океана.

Print Friendly, PDF & Email