Единый закон сохранения

Физик наших дней, рассчитывая атомный реактор, конечно, тоже пользуется первым законом, но применяет его уже в новой обобщен­ной форме. Установленная Эйнштейном экви­валентность массы и энергии связала между собой закон сохранения вещества (важнейший закон всей химии) и закон сохранения энергии (основной закон классической физики) в единый закон сохранения — о неизменности суммы массы и энергии. Ему подчиняются все процессы и явления в микромире атомных ядер и элемен­тарных частиц. И мы теперь знаем, что нагре­тое тело тяжелее, чем когда оно холодное.

История науки полна удивительных предвидений. Михаил Ломоносов еще в 1748 г., почти за сто лет до работы Майера, сумел впервые чет­ко и строго высказать и сформулировать заме­чательную, фундаментальную мысль о единстве законов сохранения движения и материи. Он писал:

«…но все изменения, совершающиеся в при­роде, происходят таким образом, что сколько к чему прибавилось, столько же отнимается у другого. Так, сколько к одному телу приба­вилось вещества, столько же отнимется у дру­гого… Этот закон является настолько всеобщим, что простирается и на правила движения: тело, возбуждающее толчком к движению дру­гое, столько же теряет своего движения, сколько отдает от себя этого движения другому телу».

Для Ломоносова, как и для физика наших дней, великие законы сохранения вещества и сохранения энергии были единым общим зако­ном природы.

Print Friendly, PDF & Email