Д. Кук, Ж.Ф. Лаперуз

Д. Кук,  Ж.Ф. Лаперуз

Вокруг света в поисках южного материка

Ряд тихоокеанских островов и архипелагов посещались экспедициями уже в XVI и XVII столетиях и были нанесены на карту. Но неред­ко эти земли снова терялись, так как их откры­ватели еще не умели точно определять геогра­фическое положение найденных островов. Ши­роту уже издавна устанавливали приблизитель­но верно. При определении же долготы ошибки нередко достигали многих сотен километров.

На картах, особенно Тихого океана, было не­мало неразберихи. Пользуясь этими картами, мо­реплаватели, например, около двухсот лет тщет­но разыскивали Соломоновы о-ва. Точно опре­делять долготу научились лишь в XVIII в.

С этих пор затерявшиеся в Тихом океане острова постепенно занимают свои места на гео­графической карте. Открываются новые архи­пелаги, на которые не ступала еще нога евро­пейца.

Но на какой бы крупный остров ни высажи­вались европейские моряки, везде они были не первыми, а вторыми. Их встречали острови­тяне, давнишние обитатели этих земель. До сих пор ученые отвечают по-разному на запу­танный и сложный вопрос, откуда впервые при­шел человек к островам Тихого океана.

Так, например, о-в Пасхи, который европей­цы впервые посетили еще в XVIII в., с тех пор и вплоть до нашего времени возбуждает споры ученых.

В 1722 г. голландский мореплаватель Якоб Роггевен в поисках неизвестного в то время Южного материка достиг берегов одинокого острова, расположенного в полутора тысячах миль от побережья Южной Америки. Он назвал эту землю о-вом Пасхи. С удивлением Роггевен и его спутники заметили на берегу громад­ные статуи, в пять-шесть раз превышающие рост человека. Кто и когда их высек из камня и какими орудиями воздвиг на этом маленьком клочке суши, затерявшемся среди водной пусты­ни? И до нашего времени эта тайна не разгада­на до конца. Эти удивительные памятники, уцелевшие на острове, наглядно свидетельству­ют о том, что история открытия человеком земель среди Тихого океана уходит в глубь многих столетий и что далеко не все страницы этой истории полностью прочитаны и поныне. Первые плавания европейцев — сравнительно позд­няя глава этой истории. Но в результате этих плаваний впервые создается географическая карта Тихого океана в целом, со всеми его ост­ровами и архипелагами.

В XVIII в. в наиболее значительных пла­ваниях все чаще принимают участие ученые. Астрономия вооружает мореплавателей более точными способами определения географиче­ских координат, неизвестными в прошлом Колум­бу и Магеллану и их ближайшим последова­телям.

Что касается правительств европейских дер­жав и торговых компаний, снаряжающих тихо­океанские экспедиции, то создание карт и от­крытие новых земель интересует их по вполне определенным причинам. Ими движет жаж­да наживы, желание получить доступ к бо­гатствам далеких стран, неизвестных еще ев­ропейцам.

Кругосветные плавания в XVIII в. были еще настолько трудными, долгими и опасными, что о каждом из них сохранилась в истории мореплавания прочная память. Большими географическими открытиями и исследованиями особенно замечательны путешествия англий­ского мореплавателя Джемса Кука, а также французских моряков Луи Антуана Бугенвиля и Жана Франсуа Лаперуза.

Первое французское кругосветное плавание под командованием Бугенвиля в 1766—1769 гг. примечательно тем, что в нем принимали уча­стие ученые. Экспедиция сделала много откры­тий в тропических водах Тихого океана. Среди них был и вторично отысканный (спустя 200 лет после открытия его испанцем Менданьей) архипелаг — Соломоновы о-ва. Самый крупный остров этого архипелага назван именем Буген­виля. Побывала экспедиция и на о-ве Таити (годом ранее на нем побывал английский море­плаватель Уоллис). Бугенвиль красочно описал прекрасную природу острова и своеобразный быт таитян.

Жители Таити были искусными моряками и совершали далекие плавания к другим остро­вам. «Во время такого плавания, дальность ко­торого иногда превышает 300 лье (т. е. более 1350 км), земля совсем теряется из виду. Днем компасом им служит Солнце, а ночью — звез­ды, которые между тропиками всегда чрезвы­чайно ярки»,— рассказывает Бугенвиль.

В 1768 г., когда продолжала еще путешест­вовать французская экспедиция, от берегов Англии отплыл небольшой трехмачтовый па­русник «Эндевор» под командованием Джемса

Кука. Это было первое из прославивших его кругосветных плаваний. Объявили, что корабль уходит в экспедицию в Тихий океан для астро­номических наблюдений над прохождением пла­неты Венеры через солнечный диск.

Но, кроме этого официального задания, Кук получил еще и другое, которое английское пра­вительство предпочитало не разглашать, чтобы не привлекать к экспедиции внимания соперни­чающих держав. Главной целью его путешест­вия было открытие и присоединение к британ­ским владениям «Терра Австралис Инкогнита», все того же неведомого Южного материка, ко­торый на протяжении столетий тщетно разы­скивали испанцы, португальцы, голландцы, а позднее англичане, французы…

 

Путешествие Кука длилось три года. Он завершил открытие Новой Зеландии, начатое еще за сто лет до него голландской экспедицией Тасмана. Обойдя вокруг северного и южного островов Новая Зеландия, Кук тем самым окон­чательно доказал, что это островная суша, а не выступ неведомого Южного материка, как не­когда думал Тасман. Экспедиция впервые на­несла на карту восточное побережье Австралии к югу от 38° с. ш. и сделала ряд других откры­тий. Но таинственного Южного материка, ускользавшего сотни лет от настойчивых искате­лей, мореплаватель не нашел. Очевидно, ро­зыски надо было вести где-то южнее. И вот в 1772 г. Кук отправился снова в путь на по­иски неуловимого континента.

Во втором кругосветном плавании Кука уча­ствовали немецкие натуралисты Иоганн и Георг Форстеры (отец и сын). Они собрали большие коллекции, сделали множество наблюдений над природой встречавшихся на их пути островов и обычаями островитян. Георг Форстер красочно опи­сал это плавание. Обстоятельное описание его оставил и Кук. Путешественники плыли на двух кораблях. В результате трехлетних работ экспе­диции на географической карте появились неиз­вестные ранее острова. Самый большой из них Кук назвал Новой Каледонией. Двум группам островов в Океании позднее было присвоено имя Кука. Экспедиция уточнила географические координаты многих уже посещенных европейскими моряками земель и основательно исправила карту. Впервые в истории мореплавания корабли экспедиции пересекли Южный полярный круг, но и за его пределами не обнаружили неведо­мого материка. О своем путешествии Кук писал: «Я смело могу сказать, что ни один человек никогда не решится проникнуть на юг дальше, чем это удалось мне. Земли, что могут нахо­диться на юге, никогда не будут исследованы…» Как известно, Кук все же ошибся. Антарктиду открыла полвека спустя после его путешествия русская экспедиция Фаддея Фаддеевича Беллин­сгаузена и Михаила Петровича Лазарева.

В 1776 г. Кук отплыл в третье путешествие вокруг света. На этот раз главной целью были поиски северо-западного прохода, т. е. пути, соединяющего на севере, в обход Американско­го континента, Тихий и Атлантический океаны. Найти такой путь экспедиция не смогла, но сделала немало открытий, из которых особенно важным было открытие Гавайских о-вов. Хотя эти острова и были уже один раз достигнуты ис­панцами в XVI в., но до плавания Кука они оставались почти неизвестными европейцам.

На самом большом из Гавайских о-вов — о-ве Гавайи — Кук погиб в стычке с местными жителями. Это был выдающийся исследователь, смелый моряк, но, подобно многим другим от­крывателям заморских земель, служил коло­низаторам, объявляя открытые им побережья Австралии и тихоокеанские острова владением английской короны.

По-иному вел себя в кругосветном плавании (началось в 1785 г.) французский моряк Франсуа Лаперуз. В путевом дневнике его находим такие необычные для того времени размышления: «Каким образом такая случайность, как посе­щение чужеземного корабля, может послужить основательным поводом к тому, чтобы отнять у злополучных островитян землю, которой с не­запамятных времен владели их предки, орошая ее своим трудовым потом . Этот обычай европейских мореплавателей в высшей степени нелеп».

Лаперуз не стал следовать такому обычаю.

Экспедиция Лаперуза продолжала уточнять карту тропической Океании, занималась иссле­дованиями тихоокеанского побережья Север­ной Америки и Азиатского материка. Путешест­венник плавал у берегов Сахалина (ошибочно принятого им за полуостров), вдоль Курильских о-вов, побывал и на Камчатке. Из Петропавловска-Камчатского Лаперуз послал через Россию в Париж с картами и путевыми записями участника экспедиции Лессепса. Это был един­ственный человек из всех участников экспеди­ции, которому довелось вернуться на родину.

Корабли экспедиции Лаперуза пропали без вести на третьем году после отбытия из Фран­ции. Только спустя 40 лет выяснилось, что они потерпели крушение и погибли близ тихооке­анского острова Ваникоро в группе о-вов Санта-Крус (к юго-востоку от Соломоновых о-вов).

В результате трудов кругосветных морепла­вателей XVIII столетия десятки океанических островов и архипелагов заняли свои места на карте, но достичь последнего континента Зем­ли — Антарктиды — мореплавателям еще так и не удалось.

Print Friendly, PDF & Email