Print Friendly, PDF & Email
Папанин, Ширшов, Федоров, Кренкель | Детская энциклопедия

Папанин, Ширшов, Федоров, Кренкель

Папанин, Ширшов, Федоров, Кренкель

Возможность плавания на всем протяжении от Баренцева моря до Берингова пролива в одну навигацию впервые в истории доказала в 1932 г. экспедиция на ледокольном пароходе «Сибиряков». После исторического похода «Сибирякова» в том же году было образовано Глав­ное управление Северного морского пути. Его задачей стало освоение Северного морского пу­ти, гигантской полярной магистрали из Ат­лантического в Тихий океан. Эта трасса соединяет советские порты в Европейской части страны с портами Дальнего Востока. Она вдвое короче морского пути через Суэцкий ка­нал и Индийский океан. В связи с этим значе­ние научно-исследовательских работ в Аркти­ке еще более возросло. Началось планомер­ное, систематическое и широкое изучение арктических морей, исследование их ледово­го режима.

Стало очевидным, что изучить по-настояще­му прибрежные моря невозможно, пока океан, частями которого они являются, будет оставаться неисследованным. Так возникла идея органи­зовать в центральной части Ледовитого океана дрейфующую станцию.

Советская воздушная экспедиция была направлена к Северному полюсу, чтобы высадить там научный персонал для изучения централь­ных областей Северного Ледовитого океана.

21 мая 1937 г. флагманский самолет под ко­мандованием М. В. Водопьянова, на борту которого находились начальник экспе­диции О. Ю. Шмидт, четыре сотрудника будущей дрейфующей станции — И. Д. Папанин, П. П. Ширшов, Е. К. Федоров, Э. Т. Кренкель и кинооператор М. А. Трояновский, приземлился на лед в районе Северного полюса.

Через несколько дней на льдину, где была создана научная дрейфующая станция «Северный полюс», три других самолета экспеди­ции, пилотируемые В. С. Молоковым, А. Д. Алексеевым и И. П. Мазуруком, доставили снаряжение.

Папанинцы сразу же приступили к научным наблюдениям и передавали их результаты по радио на материк. В программу входили иссле­дования течений и глубин океана, температуры и химического состава воды в различных слоях, элементов магнитного поля Земли, метеорологи­ческие и другие наблюдения. Это был очень напряженный физический труд. Чтобы получить, например, данные о глубине океана, приходи­лось руками крутить лебедку непрерывно не­сколько часов. Движок, который мог бы облег­чить эту работу, экспедиция не могла взять с собой из-за его большого веса.

Зимовщики жили в тесной палатке. Источ­ником тепла и света служила керосиновая лам­па, а пищу готовили на примусе. Много не­удобств доставляла смена промокшей насквозь одежды при температуре -10° внутри палатки. Брились участники дрейфа один раз в ме­сяц — 21 числа.

Уже первые наблюдения на станции дали науке ценные сведения о центральной части Полярного бассейна. Оказалось, что направление магнитной стрел­ки у полюса отличалось от ранее рассчитанного на 10—20°. В Северном Ледовитом океане на глубине от 250 до 750 м был обнаружен слой относительно теплой воды атлантического про­исхождения. Впервые была точно определена глубина океана у Северного полюса — 4290 м. Предположение о бедности животного мира океа­на оказалось ошибочным. С глубин в 100 м планк­тонная сеть доставляла моллюсков, личинок, медуз, рачков. Далеко на Севере, под 88° с. ш.,. зимовщики встретили белых медведей, морских зайцев, нерп, чаек, пуночек.

Опираясь на данные станции «Северный полюс», летом 1937 г. совершили свои замечательные трансарктические перелеты из СССР в Америку летчики В. П. Чкалов, Г. Ф. Бай­дуков и А. В. Беляков на АНТ-25 и М. М. Громов, А. Б. Юмашев и С. А. Да­нилин на АНТ-25-1. Эти полеты показали за­мечательную технику советской авиации и высо­кое мастерство наших пилотов.

В январе скорость дрейфа станции резко увеличилась. Все чаще происходило сжатие льдов, все ощутимее стали колебания льдины. 20 января ее рассекла большая трещина, кото­рая отделила палатку с научными приборами от лагеря. Во время многодневного шторма в ночь на 1 февраля 1937 г. льдина раскололась на несколько частей. Одна трещина прошла под хозяйственным складом, другая — отрезала две базы с горючим и продовольствием. Отваж­ная четверка оказалась перед лицом смертель­ной опасности, и только мужество помогло им выдержать борьбу с разбушевавшейся стихией.

19 февраля 1938 г. к остаткам льдины, раз­меры которой сократились до 1500 м2, одновре­менно подошли ледокольные пароходы «Тай­мыр» и «Мурман», и уже через несколько часов все имущество дрейфующей станции и ее геро­ические зимовщики были в безопасности.

274 дня продолжался этот беспримерный 2500-километровый дрейф на льдине четырех отважных советских полярников, обогативших науку ценнейшими материалами.

Print Friendly, PDF & Email