Путешествие Никитина

Среди старинных землепроходцев и море­плавателей, побывавших в далеких странах, почетное место занимает замечательный рус­ский путешественник, тверской купец Афа­насий Никитин. Он побывал в Индии за 30 лет до Васко да Гамы и проник в такие районы страны, где до него не бывал ни один европеец. Как же забросила судьба Афанасия Никитина на берега Индийского океана?

Осенью 1466 г. из Москвы на родину воз­вращался посол Ширванского ханства.

Услышав в Твери (ныне Калинин) о воз­вращении посольства, Афанасий Никитин с другими купцами решил присоединиться к ка­равану посла и поехать в Ширван торговать. Ширванское ханство лежало на юго-западных берегах Каспийского моря. Оно включало города Баку, Дербент и Шемаху. Ханство вело большую торговлю со многими странами Востока.

 

Снарядив два корабля, Никитин с товари­щами поплыл в Нижний Новгород (ныне Горький), где, дождавшись посла, двинулся вниз по Волге. Путешествовать с посольством было удобнее и безопаснее. У посла была охрана, ему давали грамты на беспрепятствен­ный проезд, предоставляли лоцманов. В то время граница Русского государства прохо­дила по Оке и пересекала Волгу чуть южнее Нижнего Новгорода. Дальше лежали земли, захваченные татарами.

Около Астрахани на караван судов напал отряд татарского хана Касима. В стычке было убито несколько человек, четырех татары взяли в плен. Имущество и товары многих купцов, в том числе и Никитина, были раз­граблены.

Приключения на этом не окончились. Во время плавания по Каспийскому морю (оно называлось Хвалынским) корабли за­стигла буря. Один из кораблей был выброшен на берег у г. Терки (ныне Махачкала). Русские купцы, плывшие на нем, попали в плен к местным жителям — кайтакам. Афа­насий Никитин, находившийся на корабле посла, благополучно достиг Дербента. Почти целый год провел он в Ширванском ханстве, пока не выручил товарищей из плена. Неко­торые из освобожденных решили вернуться на родину, другие остались в Шемахе. Сам Никитин отправился в Баку, а затем в Персию (Иран). Он не мог вернуться на родину без товаров и без денег — для торговли он взял много товара в долг. Его могли бы привлечь- к суду как должника.

Никитин был грамотным, предприимчивым и смелым человеком. Он решил попытать счастья в других странах. Поработав в Баку на нефтяных промыслах и заработав немного денег, он переправился на южный берег Каспия в персидский город Чапакур. Двигаясь по древнему караванному пути, Никитин дошел до Бендер-Абаса на берегу Персидского залива. Оттуда переправился в г. Ормуз, лежащий на острове у входа в залив.

Этот город был в те времена одним из самых богатых в Азии. Здесь пересекались торговые пути из Индии, Китая, Египта и Малой Азии. Об Ормузе говорили: «Мир — кольцо, а Ор­муз— драгоценность в нем».

Здесь Никитин пробыл целый месяц. Все его поражало: тропическая жара, сильный знойный ветер, ежесуточные приливы и отли­вы моря, верблюды, навьюченные бурдюками с пресной водой, обычай покрывать коврами и циновками раскаленные камни мостовых и многое другое.

В Ормузе Никитин узнал, что отсюда в Индию вывозятся породистые лошади, которые там очень ценятся. Купив коня, Никитин 9 апреля 1469 г. поплыл в Индию. Трудным и опасным было это шестинедельное плавание по бурному Аравийскому морю. Плыл Никитин на небольшом судне — таве, по­строенном без гвоздей.

Высадился он в индийском городе Чауле (южнее современ­ного Бомбея) Отсюда нача­лись его почти трехлетние стран­ствия по стране. Все, что его интересовало, Никитин заносил в дневник: о темнокожих длин­новолосых жителях, о том, что богатые люди и «князья» оде­ваются роскошно, а простой народ ходит почти нагим; о пышных выездах султана в со­провождении тысячного войска и 300 наряженных в золоченые покрывала слонов; о тяжелой до­ле индийских крестьян, разоряе­мых бесконечными налогами и поборами.

Он и сам вызывал всеобщее любопытство. За ним ходили толпами, с интересом разгля­дывали его необычную одеж­ду, белый цвет лица, русые волосы…

Афанасий Никитин побы­вал во многих городах нагорья Декан. Два месяца он прожил в Джуннаре. Здесь он застал начало периода летних муссонов, принесших относительную прохладу. Это время года Никитин назвал «зимой», отметив, что «всюду вода да грязь». Ливень продолжался, по словам Никитина, «день и ночь четыре месяца». Наблюдательный пу­тешественник заметил, что расположение звезд на небе в Индии иное, чем над Русью. Он подружился со многими семьями индийцев. Это помогло ему подметить особенности обы­чаев и нравов населения. Ему бросились в глаза страшная разобщенность между мусуль­манами и индуистами, деление населения на религиозные секты, не признающие друг друга.

В Бидаре Никитин выгодно продал коня. Однажды друзья пригласили его на красочный праздник «ночи бога Шивы» в г. Парват. Ни­китин очень точно и подробно описал этот праздник, на котором собиралось до 100 тыс. человек. Много интересного в этом городе увидел Никитин. Особенно большое впечат­ление произвели на него замечательные архи­тектурные сооружения, созданные индийским народом.

Никитин собрал интересные сведения и о тех районах Индии, где ему самому не удалось побывать: о крупном приморском городе Каликуте, об о-ве Цейлон, месте добычи драго­ценных камней и рынке слонов. Слышал русский путешественник и о далеких странах Востока — о стране Шабот, «где родится шелк и жемчуг» (Индокитай), о стране Чин и Мачин, откуда привозят фарфор (Китай).

Все чаще вспоминает Никитин о родной земле. Нет в мире страны, подобной ей, воскли­цает он. В начале 1472 г. из приморского города Дабула Никитин отправился в обратный путь. Целый месяц буря трепала корабль. В октябре 1472 г. Никитин достиг черномор­ского города Тробзона (Трапезунда). Впереди лежало третье море, которое он должен был пересечь. Первым было Каспийское, или Хвалынское, вторым — Аравийское море (Индий­ское). Договорившись с моряками, Никитин переправился на берег Крыма. Корабль зашел в Балаклаву, затем в Гурзуф и закончил плавание в Кафе (Феодосия). Эти города были в то время генуэзскими колониями и вели большую торговлю с Русью, Польшей, Литвой. В Кафе Никитин встретил русских купцов. Вместе с ними он отправился на родину. В дороге, недалеко от Смоленска, Никитин умер в конце 1472 г.

Так закончилось беспримерное путешествие Никитина «за три моря». Тетрадь с записями Никитина его попутчики передали в Москву главному дьяку Ивана III Василию Мамыреву, а тот распорядился включить их в летопись. «Хожение за три моря» Афанасия Никитина — замечательное географическое произведение XV в., один из лучших источников по истории средневековой Индии.

В 1955 г. в г. Калинине на берегу Волги был открыт памятник отважному русскому путешественнику.

Print Friendly, PDF & Email