Детская энциклопедия




Меню сайта




Реклама











Когда открываются дали. Виды действий

Мы подошли к концу нашего рассказа. А ведь по существу только начали его. Сколько инте­ресного осталось нам рассказать... А сколько важного мы еще не знаем и, если бы даже хотели рассказать, не сумели бы этого сделать. И во сколько тысяч раз это неизвестное больше тех знаний, которые уже прочно вошли в науку.

Вот правое полушарие мозга, целая полови­на мозга. Она упорно молчала, когда ученые пытались обращать к ней свои вопросы. Что она делает, какую роль играет в общей слажен­ной работе мозга? А каковы мозговые механиз­мы памяти, позволяющие через длинную вере­ницу лет воспроизвести мельчайшие события? А мозговые основы отвлеченной мысли?

Дорога уходит вдаль, и еще много-много вопросов остается разрешить науке, которая подходит к тайнам работы мозга — этого само­го совершенного из всех аппаратов в мире.

 

 

ВИДЫ ДЕЙСТВИЙ

Человек постоянно совершает какие-то дей­ствия. Одни из них внешне ярко выражены, они заметны для окружающих, другие совер­шенно недоступны их взору. Например, когда мы смотрим соревнования по фигурному ката­нию на коньках, то видим, что делают спорт­смены, но что происходит в голове шахмати­ста, обдумывающего очередной ход, увидеть невозможно. Поэтому мы и говорим, что дей­ствия бывают внешними и внутрен­ними.

Внешние действия могут приводить к изме­нениям в предметах и явлениях внешнего мира: действуют строители — появляется новый дом, действует шофер — машина меняет направле­ние и скорость. Такие внешние действия назы­вают практическими.

Внутренние действия таких результатов не дают. Шахматист, выбирая очередной ход, мы­сленно переставляет то одну фигуру, то другую, но от этих действий на шахматной доске ничто не меняется. Не увеличится и скорость самоле­та, если ее мысленно удвоить. Внутренние действия называют поэтому теоретиче­скими. Они помогают человеку предвидеть результаты своих практических действий, вы­бирать наиболее целесообразные из них. Так, прежде чем совершить практически путешествие по рекам, туристы несколько раз «совершают» его в своей голове, пока окончательно не вы­берут маршрут. А шахматист, мысленно про­верив несколько вариантов, находит наилучший и только после этого делает ход — совершает внешнее действие.

Теоретические действия участвуют в любой человеческой деятельности. Без них человек не смог бы выполнить даже самых простых прак­тических действий. Ведь даже для того, чтобы перешагнуть лужу, надо примериться, т. е. сначала как бы перешагнуть ее мысленно, взо­ром. Важность теоретических действий для практики хорошо известна людям, и недаром пословица гласит: «Семь раз отмерь — один раз отрежь». Чем сложнее практика, тем значи­тельнее роль предварительных теоретических действий. Так, для полета одного человека в космос многим людям надо было тысячи раз облететь Землю мысленно, чтобы учесть все условия полета, заранее предвидеть все его детали. Без таких теоретических полетов не был бы успешным полет практический.

Практические действия, как мы уже гово­рили, совершаются только во внешней форме, поэтому они всегда внешние. Но не все внешние действия носят практический характер. Так, когда мы рассматриваем предмет, мы со­вершаем внешнее действие. За движением глаз можно наблюдать, эти действия можно даже заснять на пленку. Но ведь глаз предметы не изменяет, и И. М. Сеченов был прав, назвав, в этом смысле, наш глаз «теоретиком».

Таким образом, теоретические действия мо­гут протекать у человека как во внутренней, так и во внешней форме.

Человек выполняет тысячи различных внеш­них и внутренних, практических и теоретиче­ских действий. И этому он учится в течение всей жизни, постепенно. Например, взрослые учат ребенка держать предметы, ходить, гово­рить, слушать, видеть, думать. Конечно, каж­дое новое поколение добавляет в человеческую сокровищницу знаний и умений что-то свое. Но начинает свой путь оно с овладения тем богат­ством, которое добыто до него.

В самом деле, разве мог Эйнштейн создать теорию относительности, не изучив физико-математических наук, сложившихся до него? Разве могли наши авиаторы создать сверхско­ростные самолеты, не изучив всей истории са­молетостроения? И так во всем: прежде чем что-то сделать свое, новое, надо хорошо овладеть тем, что уже сделали другие.

Как же человек учится практическим и тео­ретическим действиям? Вспомните, как вас учили кататься на велосипеде, работать в школьных мастерских. Вам показывали, как выполняется действие, вы смотрели, а потом пробовали повторить его сами. Вначале у вас не получалось, вам показывали еще раз, обра­щали ваше внимание на ошибки, и постепенно вы научились правильно выполнять действия. Именно так обычно и учат практическим дей­ствиям: пилить, работать на токарном станке, шить и т. д. Практические действия можно по­казать. И человек, плохо или хорошо, посте­пенно научится их выполнять. Но как научить­ся теоретическим действиям? Как овладеть тем, что совершают не руками, а про себя, в голове? Как показать содержание этих действий, чтобы обучающийся понял, что и как он должен де­лать.

На помощь нам приходят действия внешние. Они дают возможность невидимые, внутренние действия сделать видимыми. Посмотрите, как первоклассник учится такому действию, как сложение в уме. Разве он сразу выполняет его про себя? Нет, сначала он производит сложе­ние руками: образует из палочек, косточек слагаемые, соединяет их, пересчитывает. Но в дальнейшем руки начинают освобождаться: они перестают соединять слагаемые, затем пересчи­тывать и сумму. Эти операции производятся глазом, а потом и он в этом не участвует. Дей­ствие полностью совершается в уме, про себя. Итак, действие из практического постепенно превращается в теоретическое. В конце концов вместо палочек складываются числа. И теперь, прибавляя в уме к трем четыре и получая семь, ученик уже никаких действий с предмета­ми не производит и никаких семи предметов от сложения не получает. Это значит, что дей­ствие сложения полностью стало теоретическим, внутренним.

Возьмем другой пример. Уже в школьные годы человеку часто приходится производить умственный анализ: выделять части цветка, не нарушая практически его целостности; выделять в задаче вопрос и условия.

Откуда появляется это умение разделять в уме целое на части? Оно, как и сложение в уме, образуется тоже из внешнего действия. Кому неизвестно, что маленькие дети произво­дят анализ практически: они руками отделяют части предмета. И без такого практического разделения предметов на части человек не мо­жет научиться анализировать в уме, про себя. Маленькие дети ко всему тянутся руками и не­редко ломают игрушки. Чаще всего они делают это, желая узнать, из чего сделана игрушка, что внутри у нее. Это их первые аналитические опыты. Кажется, что общего между действиями ребенка, разбирающего игрушку на части, и действиями ученого, анализирующего космиче­ские явления, математические формулы. И все же такой простой практический анализ, кото­рый ребенок производит во время игр, служит основой теоретического, научного анализа.

Но внешние, практические действия не сра­зу становятся внутренними. Вначале они пре­образуются в речевую форму. Так, после того как ребенок научится считать на палочках, он не сразу переходит к счету про себя, а считает какое-то время вслух и только после этого в уме. Теперь вам должно быть понятным, по­чему некоторые ученики, особенно младших классов, не умеют готовить уроки молча. Дей­ствия мышления, памяти, необходимые при подготовке уроков, у этих учеников еще не перешли во внутреннюю форму. Они их могут выполнять только с помощью внешней речи. Постепенно эти действия становятся внутрен­ними, и тогда школьник готовит уроки молча.

Теоретические действия выполняются очень — быстро, и это позволяет человеку за короткое время проходить мысленно большие расстояния, охватывать внутренним взором огромные про­странства. Недаром считается, что всего быстрее на свете человеческая мысль. В самом деле, достаточно сравнить сложение на палочках и сложение в уме, чтобы убедиться в преимуще­стве теоретической формы. Стоит спросить вас, сколько получится от сложения трех и двух единиц, как у вас тут же готов ответ. Перво­классник, выполняя это действие на палочках, тратит в десятки, а иногда и в сотни раз больше времени. Вы можете в этом убедиться и сами. Предложите ученику, который уже знает таб­лицу умножения, ответить, сколько будет, если по девять взять девять раз. Секундная стрелка часов поможет вам заметить, сколько уйдет вре­мени на получение ответа. А затем этому же ученику предложите получить ответ с помощью предметов: палочек, спичек, пуговиц. И тоже проверьте, сколько он затратит на это време­ни. Сравните, во сколько раз теоретическое действие оказалось быстрее практического.

Теоретические, внутренние действия обра­зуются из действий практических, внешних. Но это вовсе не означает, что все внешние действия обязательно переходят во внутренние. Счет, чтение, умение решать задачи, доказывать тео­ремы постепенно преобразуются из действий внешних во внутренние. А письмо, черчение, различные производственные и спортивные дей­ствия всегда остаются внешними. Только в та­кой форме они и могут быть полезны человеку. Конечно, можно письмо написать и мысленно, но адресат такого письма не прочтет.

Однако во все внешние, практические дей­ствия обязательно входят элементы действий теоретических, и без них нельзя научиться практическим действиям. Хоть они и выполня­ются руками, но управляет ими голова. Так, например, чтобы научиться хорошо играть в волейбол, надо научиться не просто бить по мячу, но и решать целый ряд тактических за­дач: кому из своей команды лучше передать мяч, куда его направить на поле противника, с какой силой ударить по мячу. Конечно, без практических ударов по мячу игры не получится, но от теоретического расчета в значительной степени зависит и качество ударов, и результат игры.

И очень часто человек не может научиться практическим действиям именно потому, что ему не удается овладеть теоретическими элементами этих действий.

Так, например, в школьных мастерских мно­гие ребята в течение целого учебного года не могут научиться продольному пилению. По­чему? Ведь ученик видит, как мастер закрепляет заготовку, как пилит. Знает, что пилить надо по вертикали, и сил у него достаточно, а ничего не получается: пила идет вкривь и вкось, за­готовка в верстаке не держится. Не так просто, оказывается, научиться вытачивать на токарном станке даже самый обыкновенный болт. И не­верно думать, что причина этих неудач — не­умелые, неловкие руки. Чаще всего это проис­ходит потому, что практическую часть работы мастер показал, а теоретическая осталась для ученика секретом, ее нельзя увидеть. Но она-то и решает успех дела. Те, кто этот секрет от­крыл, научились, а остальные нет.

А чтобы все овладели теоретической частью, ее надо вначале представить, как мы уже зна­ем, во внешнем виде. Так, при обучении про­дольному пилению древесины мастер, закрепляя заготовку в верстаке, не может показать, какое он делает при этом усилие. Сам он это усилие чувствует, а от учащихся оно остается скрытым. А для того чтобы они научились делать такое усилие, надо его представить как-то внешним образом. Так, с помощью специального устройства можно эти усилия регистрировать.

Мастер заранее отмечает красной линией то усилие, которое необходимо для правильного закреп­ления заготовки. И теперь ученику легко научиться это выполнять. Он по совету мастера замечает усилие, при котором подвижная, чер­ная линия приблизится к неподвижной, красной. Проделав это несколько раз, ученик в дальнейшем без всякого устройства знает, какое следует сделать усилие. Он его определяет те­перь уже с помощью внутреннего действия: чувствует, ощущает.

Интересно отметить, что в ходе развития человеческого общества роль теоретических дей­ствий в жизни, в работе людей непрестанно воз­растает. Практические же действия человек постепенно все больше передает машинам.

В самом деле, сравним изготовление вещей вручную и на заводе-автомате. В первом слу­чае практические действия нередко изнуряли человека; во втором они почти сведены к нулю. Вся практика рабочего состоит в том, что он нажимает несколько кнопок. И учат такого ра­бочего, конечно, не этим практическим дей­ствиям, а умению наблюдать за приборами, сопоставлять их данные, т. е. выполнять раз­личные теоретические действия. Они и составляют главное содержание его труда.

Роль теоретических действий в жизни чело­века будет возрастать и дальше. Однако это вовсе не означает, что практические действия человек когда-нибудь вообще перестанет выполнять. Это не так. Кроме всего, практические, внешние действия нужны человеку ведь не только для изменения окружающих предметов и для созда­ния новых. Без них, как вы видели, нельзя научиться внутренним, теоретическим дей­ствиям.

Тесную взаимосвязь внешних и внутренних действий, практических и теоретических, можно успешно использовать в повседневной жизни. Так, в трудных условиях внутренние действия не всегда приводят к нужному результату. На­пример, если вы готовите уроки, а вокруг шумят, то вы невольно начинаете читать текст, четко проговаривая слова про себя, а иногда и вслух, т. е. переходите на внешнее действие. Это требует, конечно, больше времени, но зато достигается цель. Зная, что внешние формы действия выполняются легче, иногда следует сознательно к ним прибегать. Если вы не мо­жете решить задачу про себя, надо прочитать ее вслух и все рассуждения вести также вслух. Если и это не помогает, попытайтесь исполь­зовать схемы, чертежи, а иногда и предметы. Так, в курсе физики при решении задач на оп­ределение давления и площади опоры учащиеся часто допускают такие ошибки: то у лыжника при определении площади опоры учитывают только одну лыжу, то при определении давления на пол лежащей на столе гири берут площадь соприкосновения гири со столом вместо площади ножек стола, соприкасающихся с полом. Стоит в таких задачах изобразить условия схематиче­ски, внешним образом, как ошибка будет об­наружена.

Нечто похожее бывает и в тех случаях, ког­да человеку необходимо заставить себя сделать не то, что хочется, а то, что надо, т. е. проявить волю. Если человек чувствует, что у него не хватает силы воли, он не может побороть себя — вовремя встать, приняться за приготовление не­любимого урока, преодолеть страх,— полезно перейти на внешнюю речь, как бы обратиться к самому себе, начать убеждать себя, иногда громко приказывать себе делать так, как надо. Часто такая внешнеречевая форма действия по­могает человеку овладеть собой, заставить себя поступить так, как надо.

Ну, а если возникают затруднения при выполнении практических действий, надо на помощь рукам призвать голову: подумать, в чем может быть причина неудачи, как лучше устранить ее.





 
 
----------------------------------------------------
Календарь
«  Сентябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930

Реклама

  • Новые статьи
    Каталог статей
    Как подготовить ребенка к школе
    Освоение навыков чтения
    Природные материалы на уроках труда

    Статистика




     
    Адрес почты Вопросы по рекомендациям, размещению рекламы и обратных ссылок обращайтесь pochta@enciklopediya1.ru
    2013 © 2017