Феодальный город и ремесло
Детская энциклопедия




Меню сайта




Реклама











Феодальный город и ремесло

В средневековой Европе город окружали могучие стены и высокие башни. Это был город-крепость, всегда готовый отстаивать свою само­стоятельность и свои богатства от феодалов, стремившихся захватить его или разграбить. Город был творением рук простых тружеников.

В мирное время ворота города были открыты, спущен тяжелый подъемный мост, поднята же­лезная решетка, открывавшая аркообразный длинный проход к внутренним воротам. Стены и башни сооружали из камня и кирпича. У главных ворот вход украшали цветным кирпи­чом, рельефным гербом1 и надписью. Например, над воротами итальянского города Сиены в XIII в. было написано: «Сиена шире, чем свои ворота, раскрывает тебе свое сердце». Однако для врага все ворота города накрепко закры­вались: чужеземные войска или отряды мест­ных князей и рыцарей не могли подъехать даже к стенам города. Как только они показывались на горизонте, стражники с башен и зубцов стены подавали сигналы о грозящей опасности, зву­чал набат, подъемный мост втягивался внутрь, ворота закрывались и заваливались камнями, решетка опускалась. Враг останавливался у ши­рокого и глубокого, заполненного водой рва, окружавшего весь город. Только на лод­ках или засыпав ров можно было пробраться к стенам.

На главной башне поднималось знамя — знак, что горожане решили сопротивляться. На верху башен, на площадках ставились метатель­ные машины. Через отверстия в полу деревян­ных галерей, пристроенных с внешней стороны к стенам и башням, на штурмующих сыпали известь, выливали кипяток, горячее масло, смолу, бросали камни. Из узких башенных окон летели стрелы лучников и арбалетчиков2. Нередко стены и башни были поистине непри­ступны для войск феодалов с их примитивной техникой (до XV в. огнестрельное оружие в Европе было неизвестно).

Если противнику все же удавалось захва­тить город, то начинались жестокая расправа, грабежи, насилия и убийства. Случалось, что победители выселяли всех жителей из города и он превращался в руины.

Город, отбивший нападение врага, постепен­но залечивал раны. Снова начиналась мирная трудовая жизнь горожан.

Что же происходило за стенами города, как жил этот своеобразный хозяйственный, культурный и политический организм, образно названный Марксом «самой блестящей страницей средневековья»?

За внутренними воротами начинался лаби­ринт узких улочек и переулков. Некоторые из них были настолько узки, что по ним не могла проехать повозка. Верхние этажи выдавались над нижними, а крыши домов, расположенных на противоположных сторонах улицы, едва не соприкасались друг с другом. Номеров дома не имели, вместо них висели условные зна­ки: орел, синий сапог и т. п. Разрастаться вширь городам мешали стены. Поэтому на не­большой территории приходилось размещать как можно больше строений: дома тянулись вверх, крыши их заострялись. Главные здания города украшались: ратуша (городской совет) — высокой башней, а церковь — острым шпи­лем, уходящим в небо. Эти черты характерны для готического стиля в архитектуре.

Церковь и ратуша — в немецких горо­дах, мэрия — во французских, синьория — в итальянских стояли на центральной, часто единственной площади города, здесь же был рынок. На площади происходили собрания горожан. Улицы и площади были немощеные: в дождливые дни пешеходы буквально тонули в грязи или передвигались на ходулях. В За­падной Европе первые мостовые появились позже, чем в России, например: в чешской столице Праге — в 1331 г., в немецком городе Франкфурте-на-Майне — в 1399 г.

В сухую погоду городской воздух был на­сыщен зловонием и пылью: ведь весь мусор и нечистоты жители выбрасывали прямо на улицу. Здесь же паслись свиньи, поглощавшие остатки пищи. Утром под звуки рожка через городские ворота гнали на пастбища стада. Го­рожане имели свои поля, виноградники, ого­роды и пастбища, хотя земледелие не было их основным занятием.

В городе были колодцы и фонтаны. В центре рыночной площади немецких городов обычно стоял фонтан, украшенный статуей воина Ро­ланда с обнаженным мечом в руках. Здесь, «под Роландом», совершался суд, и неподалеку приводились в исполнение приговоры: осуж­денных бичевали, клеймили, выставляли у позорного столба (в клетке или корзине), обезглавливали на плахе или вешали. Тут же стояла виселица. Позднее суд перенесли в здание ратуши, а виселицу — на окраину города.

Хотя население городов жило очень скучен­но, оно было немногочисленным, редко превы­шало 5—10 тыс. человек. Крупных горо­дов было очень мало. В Лондоне, столице Анг­лии, в XIV в. насчитывалось всего около 40 тыс. человек. Только в таких крупных центрах ремесла и торговли, как Кордова в Испании, Флоренция и Милан в Италии, Париж во Фран­ции, количество жителей превышало 100 тыс. человек.

Однако не всегда города имели такой вид: могучие городские стены, каменные дома, пло­щади и улицы появились не сразу. С V по X в. феодальная Европа была деревенской, городов совсем не было.

Даже древние римские города, которые в рабовладельческие времена были оживленными административно-военными центрами, прекра­тили свое существование, превратились в руи­ны, в которых еле теплился огонек былой жизни. Так, например, площадь большого города Арля, на юге Франции, занимавшая в античные времена около 200 га, в первые столетия средневе­ковья сократилась в 10 раз. Население Арля разместилось на арене старого городского цирка. Оградой этого населенного пункта слу­жили поднимавшиеся вверх каменные скамьи и стены цирка.

В замерших, полуразрушенных античных городах, как и в поместьях сеньоров, население было подчинено феодалам и занималось глав­ным образом сельским хозяйством.

Только медленный, но неуклонный рост фео­дального хозяйства, введение трехпольных се­вооборотов в земледелие (см. т. 6 ДЭ, ст. «Се­вообороты»), появление новых, более усовер­шенствованных орудий труда, значительное развитие ремесел и торговли привели к возник­новению городов. Деревенские кузнецы, гон­чары, сапожники и др. начали вырабатывать больше предметов своего ремесла, чем это нуж­но было для расплаты с сеньором. Они стали искать места для сбыта изделий. Продать свои товары можно было у монастыря или у церкви, где в праздничные дни собиралось много наро­ду, у замков феодалов, куда стекались крестья­не для сдачи оброка, или в населенных пунктах, расположенных, например, у речных переправ, на торговом пути. В таких местах обыкновенная деревня, а иногда полуразрушенный античный город со временем превращались в цветущие городские центры.

При зарождении средневековые города бы­ли похожи на большие деревни с деревянны­ми или глинобитными домами.

Сельские ремесленники, откупившиеся от своих господ, а еще чаще сбежавшие от них, навсегда оставались в новых центрах хозяйст­венной жизни. Таким образом, города возни­кали как центры ремесленного производства. Причиной их появления в Европе X—XI вв. было отделение ремесла от земледелия. Деревня стала заниматься почти исключительно сель­ским хозяйством, а город — ремеслом. Такая специализация улучшала качество и значи­тельно увеличивала количество ремесленной продукции.

В феодальные времена не было свободной земли, любой ее участок принадлежал феодалу— помещику или епископу. Поэтому и горожане не были свободны от феодальных податей: город ведь тоже стоял на земле феодала. Пода­ти уменьшали заработки ремесленников и прибыль торговцев, а следовательно, задерживали развитие ремесленной промышленности. Поэ­тому города очень рано начали борьбу за не­зависимость от сеньора. Свободу горожанам при­ходилось завоевывать с оружием в руках даже в тех случаях, когда город за крупный денеж­ный выкуп получал свободу по королевской грамоте. Для борьбы с сеньорами горожане создавали тайные союзы — коммуны. Позд­нее и города, добившиеся самостоятельности, стали также называться коммунами.

В XII — XIII вв. (в Италии еще раньше) появились десятки городов-коммун в Северной Франции, Бельгии, Голландии, Восточной Ис­пании и Северной Германии.

Теперь горожане сами чеканили монету, ведали сбором налогов, строительством рынков, складов, укреплением города. На колоколе, который висел на башне ратуши, обычно дела­лась характерная надпись: «Я — колокол сво­боды, и на мой призыв все идут на защиту коммуны!» Горожане шли на призыв «Жана» или «Берты», как они называли свои колокола.

Средневековые города стали центрами раз­вития ремесленной промышленности, торговли и культуры.

Даже города, которые не смогли добиться прав коммуны, т. е. полной самостоятельности, а получили лишь часть городских свобод (Па­риж, Орлеан, Лондон и др.), развивали свое ремесло, торговали и богатели.

Всюду в городах купцы объединялись в гильдии. Это было необходимо для защиты от происков феодалов, для организации снабже­ния мастерских сырьем и сбыта товаров. Ре­месленники одной и той же профессии также создавали свои союзы, называвшиеся цехами. Отдельный ремесленник со своей маленькой мастерской нуждался в поддержке собратьев по ремеслу. Вступая в цех, он становился под его защиту. Так бывшие крепостные крестьяне перенесли в город традиции сельской общины, которая помогала им бороться с сеньором. Каж­дый цех занимался производством одного изде­лия; цехи ножовщиков и шпажников произво­дили металлические товары; цехи прядильщи­ков, шерстобитов, сукновалов — ткани; были цехи бочаров, каретников, каменотесов, булоч­ников, пивоваров и т. д.

В начале XIV в. в Париже было свыше 300 отдельных цехов, в которые входило 5,5 тыс. ремесленников. Члены цехов избирали своих старейшин, казначеев, контролеров. Эти лица следили за выполнением устава и хранили це­ховую казну, пополнявшуюся за счет взносов и штрафов. Строгий регламент (правила) опре­делял количество и качество производимых отдельными ремесленниками изделий. За на­рушение регламента штрафовали, а иногда исключали из цеха.

Постепенно цехи становились крупными ор­ганизациями. Это были союзы мелких ремес­ленников, каждый из которых работал в соб­ственной маленькой мастерской, имел свои инструменты.

Изделия средневековых мастеров отличались добротностью и красотой. Мастеру по­могали ученики и подмастерья. Ученик должен был жить и кормиться в доме мастера, одежду давали ему родители, они же платили мастеру за обучение сына.

Мастера, обучая учеников, много лет застав­ляли их работать на себя. Так, например, в до­говоре, заключенном в немецком городе Кёльне между мастером Брувером и горожанином Тойнбургом, говорилось, что если сын последнего, по имени Теннис, убежит от мастера до истечения 8-летнего срока и станет самостоятельно заниматься ремеслом, то хозяин взыщет с него крупный штраф. Обращались с учениками же­стоко, их били, иногда забивали до смерти. По окончании срока обучения ученик становился подмастерьем и работал рядом с мастером. Ра­бочий день ремесленника был очень длинным: в городе Кёльне подмастерья оружейника рабо­тали с 5 часов утра до 9 часов вечера. Заработ­ная плата была низкой и строго ограничива­лась. Мастер не имел права повысить ее. С раз­витием ремесла подмастерьев становилось все больше, так как из деревни все чаще бежали крепостные, жаждущие освободиться от гнета своих сеньоров. Во многих местностях прожив­ший в городе 1 год и 1 день считался свобод­ным. Тогда и сложилась поговорка: «Воздух города делает человека свободным». Сотни быв­ших крестьян становились подмастерьями, и мастера начали бояться их конкуренции. Цех постепенно превратился в замкнутую организа­цию мастеров: новыми мастерами могли стать только сыновья и зятья мастеров. Поэтому под­мастерьям пришлось создавать свои братства и вести борьбу с хозяевами-мастерами. Так, на­пример, в 1470 г. забастовали подмастерья-скорняки немецкого города Вильштедта. В XIV в. в Кёльне хозяева беспощадно рас­правились с восставшими ткачами. До нас дошла хроника (летопись), в которой так рас­сказывается об этом кровавом событии: «Они (хозяева) отыскивали ткачей и в домах, в церк­вах и монастырях,— они не щадили никого, ни старого, ни малого... они убивали их тут же на улице».

Постепенно в городах шло классовое рас­слоение: подмастерья становились наемными рабочими цехов. Мастера богатели. Однако они не были хозяевами в своем городе. Власть при­надлежала городской верхушке — патрициату: богатым купцам и ростовщикам, владельцам домов и городской земли. Патрициат широко пользовался свободами и привилегиями, отвое­ванными городом у феодалов, держал в своих руках управление городом и суд. В XIII—XV вв. почти во всех городах средневековой Европы шла борьба цеховых ремесленников с патрициа­том за власть. В 1396 г. цехам Кёльна удалось захватить власть, но воспользовались ею в своих целях лишь богатые цеховые мастера.

В последние столетия средневековья цехи стали тормозом развития производства: они запрещали всякие новшества и изобретения. Их сменило более прогрессивное мануфактурное производство.

1 Герб — отличительный знак рода, цеха, города, государства.

2 От слова «арбалет», что значит старинное ручное метательное оружие в форме лука с прикладом.





 
 
-------------------------------------------------------
Календарь
«  Июль 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

Новые статьи
Каталог статей
Как подготовить ребенка к школе
Освоение навыков чтения
Природные материалы на уроках труда

Статистика




 
Адрес почты Вопросы по рекомендациям, размещению рекламы и обратных ссылок обращайтесь pochta@enciklopediya1.ru
2013 © 2017