Детская энциклопедия




Меню сайта




Реклама











Московское восстание 1648 года

«Бунташное время» — так современники на­зывали царствование Алексея Михайловича (1645—1676). Это было время больших народ­ных восстаний. Особенно часто вспыхивали восстания в городах. В 30—50-х годах XVII в. на обширной территории Московского госу­дарства произошло около 30 городских восста­ний. Самое большое и значительное из них разразилось в Москве в июне 1648 г.

Недовольство нарастало задолго до восста­ния. В первую очередь оно было направлено против непосильных налогов.

Особенно тяжелыми были сборы стрелецких и ямских денег на содержание стрелецкого вой­ска и ямской (почтовой) службы, и по ним на­копилось много недоимок.

В 1646 г. правительство ввело высокую по­шлину на соль, которая должна была заменить стрелецкие и ямские деньги. Предполагалось, что никто не сможет уклониться от этого нало­га, так как соль покупают все. Соль стала более чем в два раза дороже прежнего.

Больше всего пострадала от соляной пошлины городская беднота, лишившаяся и соли и деше­вой соленой рыбы, которую перестали приво­зить в города. Оказалось, что и казна не выиг­рала от нового налога, ибо соли стали покупать очень мало. В декабре 1647 г. налог был отменен. Но вызванное пошлиной возмущение было так велико, что восстание, вспыхнувшее через пол­года после ее отмены, современники называли «соляным бунтом». Так называли его долго и историки.

Вслед за отменой соляного налога последова­ло распоряжение взыскать стрелецкие и ям­ские деньги не только за 1648 г., но и за 1646 и 1647 гг., когда они не взимались. В городах и уездах не заплативших подати тяглецов1 днем выводили на, площадь и били батогами (палками), а на ночь бросали в тюрьму. Такую картину можно было постоянно видеть и в Москве.

Москва — столица и крупнейший город го­сударства — к середине XVII в. насчитывала около 27 тыс. дворов, но из них «государево тягло» — подати и повинности — несли только жители «черных» слобод: торговцы, ремес­ленники, работные люди.

Не облагались государственными податями слободы стрельцов, ремесленников, которые снабжали своими изделиями царский двор, а также обширные слободы, издавна принадле­жавшие знатным боярам и духовенству.

Правительство освобождало от податей и са­мых богатых торговцев и предпринимателей — «гостей». Такое неравномерное распределение податей вызывало возмущение «черных людей» и против правительства, и против владельцев привилегированных «белых» слобод, и против «гостей».

Но и среди «черных» посадских людей посто­янно шла борьба. Самые зажиточные — «лутчие» (крупные торговцы, владельцы соляных варниц, кожевенных заводов, винокурен) эксп­луатировали бедноту и старались переложить большую часть податей на «середних» и «молодших».

Труднее всего было «молодшим» — извоз­чикам, рыболовам, мукомолам и работным людям (чернорабочим, гребцам, бурлакам и др.). В среде посадской бедноты росла глухая ненависть не только к боярам и приказным, но и к «лутчим», которые «мир весь выели».

На апрель 1648 г. в Москве был назначен сбор дворянской конницы. Город заполнили вооруженные дворяне и их слуги. Продукты на московских рынках сильно вздорожали, тем более что предшествующий год был неурожай­ным.

В это же время в Москве скопилось множе­ство челобитчиков из разных мест с просьбами о сложении недоимок, с жалобами на обиды и притеснения. Становясь жертвами «москов­ской волокиты» (так называлось хождение по московским приказам, где дела бесконечно за­тягивались и ничего не решалось без взятки), они «скитались меж двор» и пополняли толпы недовольных.

Иностранец, живший в те дни в Москве, пи­сал, что «простой народ вознегодовал на вели­кие тягости и невыносимые мучения... утром и вечером люди собирались у церквей и тол­ковали, как бы избавиться от такого бедствия». Было решено дождаться удобного случая, ког­да царь будет выезжать или проходить из двор­ца в церковь, и подать ему лично челобитную. Гнев москвичей был направлен в первую оче­редь против главы правительства — воспитате­ля, ближайшего друга и родственника царя, боярина Б. И. Морозова, который ведал госу­дарственными финансами, иностранными дела­ми и стрелецким войском, а также против его приближенных и родственников: Траханиотова— начальника артиллерии, Леонтия Плещеева, управлявшего «черными» сотнями и слободами Москвы, дьяка Назария Чистого — богатого гостя, по предложению которого в 1646 г. была введена соляная пошлина. Назарий Чи­стый пользовался особым расположением Мо­розова и с большой жестокостью собирал с на­селения непосильные подати.

Люди XVII в. не могли представить себе общество и государство без царя и царской власти. Обвиняли царя только в слабости. «Государь-де молодой, глуп и глядит на все изо рта у бояр, у Морозова да у Милославского2 они-де всем владеют», — так говорили в народе.

1 июня 1648 г. царь в окружении знатней­ших бояр и вооруженной стражи возвращался в Москву с богомолья из Троицкого монастыря. Как рассказывает очевидец, простой народ хотел подать ему челобитную, на «неправды и на­силия» Леонтия Плещеева. Однако стрельцы разогнали просителей плетьми. В ответ из тол­пы полетели камни. По распоряжению Морозо­ва человек 15—16 было арестовано и посажено в кремлевскую башню.

На другой день царь, как обычно, участво­вал в торжественном церковном шествии — крестном ходе из Кремля в Сретенский мона­стырь. На Красной площади около Кремля тол­пилось много народу. Когда царь возвращался обратно, вновь была сделана попытка подать ему челобитную, опять бояре и приказные рас­порядились отогнать челобитчиков. По словам современника, «поднялся шум и мятеж», народ силой пробился к царю. «Некоторые из толпы схватили за узду царского коня, молили, жа­ловались и громко вопили на Плещеева и его несправедливости», просили назначить на его место честного, совестливого человека. Возбуж­денную толпу невозможно было удержать, и в вслед за царем она ворвалась в Кремль. Бы­ли вызваны стрельцы. Но и они были настрое­ны против правительства, недовольные тем, что Морозов уменьшил или вовсе перестал вы­давать им жалованье.

Стрельцы заявили, «что сражаться за бояр против простого народа они не хотят, но гото­вы вместе с ними избавить себя от их (бояр) на­силий и неправды».

Ворвавшаяся в Кремль толпа требовала вы­дачи Плещеева, Траханиотова, Морозова. Царь выслал для переговоров двух бояр, их избили и сорвали с них платье. Растерявшийся царь вышел на крыльцо, уговаривая толпу успокоиться.

Но люди бросились к дому Б. И. Морозова в Кремле и разгромили его, а затем и дом Назария Чистого. Самого дьяка нашли на черда­ке и убили «за соль», бросив труп на навозную кучу. 3 июня разгромили дворы Траханиотова, Плещеева и других богатых гостей и дьяков. В тот же день Москва загорелась. Пожаром была охвачена большая часть города.

К посадским «черным людям» присоединились не только стрельцы, но и многие служилые люди, а также холопы и крестьяне, находив­шиеся в боярских дворах.

Горящая Москва оказалась в руках народа, а на стороне правительства оставался лишь один стрелецкий полк и немного иностранных наемных солдат. Наступил момент, когда пе­ревес сил оказался на стороне восставшего народа. Сидевшие в Кремле царь и бояре вы­нуждены были пойти на уступки: сначала осво­бодили арестованных челобитчиков, затем вы­дали Плещеева и Траханиотова. 3 июня Пле­щеев был выведен из Кремля на Красную пло­щадь, где его «убили всем народом каменьем и палками до смерти». Траханиотова, пытав­шегося бежать, по приказу царя схватили у Московской заставы и 5 июня казнили на Красной площади. Удалось спасти только Мо­розова. Некоторые современники утверждали, что царь сам выходил на Красную площадь, со слезами просил сохранить Морозову жизнь и клятвенно обещал выслать его из Москвы и впредь не допускать к управлению государст­вом. 12 июня Морозова под сильной охраной отправили в отдаленный монастырь.

Начиная с 5 июня силы восставшего народа стали слабеть. В этот день по распоряжению царя стрельцам было выдано все удержанное у них жалованье. Еще раньше их угощали в Кремле вином и медом. Стрельцы перешли на сторону правительства. В то же время восставшие моск­вичи, расправившись с особенно ненавистными им людьми, погромив боярские дворы и до­бившись от царя обещания устранить Морозова, не знали, что же делать дальше. У них не было ни организации, ни ясной цели. В последую­щие дни москвичи выступали уже не так едино­душно .

Но в Москве еще долго было неспокойно, в июле и в октябре волновались холопы и тре­бовали своего освобождения. Некоторые из них были казнены.

Как же отнеслось к этим бурным событиям дворянское ополчение, стоявшее в Москве? Почему не встало оно решительно на сторону своего правительства в критический для него момент?

Дворяне хотели использовать народное вос­стание в своих целях. Они уже много лет до­бивались полного закрепощения крестьян, наведения порядка в судах и приказах, защиты от бояр, которые нередко отнимали у них зем­лю и вывозили крестьян. Все эти требования были вновь предъявлены царю в дни народного восстания.

Напуганное правительство стремилось к сплочению сил господствующего класса, и 1 сентября 1648 г. был созван Земский собор, чтобы выработать новое Уложение — свод за­конов.

Вскоре правительство почувствовало себя увереннее, а 22 октября Морозов вернулся в Москву и вновь взял управление в свои руки.

Новое Уложение, принятое Собором в нача­ле 1649 г., почти 200 лет оставалось основным сводом государственных законов России. По тре­бованию дворянства были полностью закрепо­щены крестьяне и изменены суд и управление. Разделение слобод в посадах на «белые» и «чер­ные» было уничтожено, и все население посада обложено податями и повинностями в пользу государства. Феодальное государство стало бо­лее сильным и организованным.

Московское восстание получило широкий от­клик и вызвало горячее сочувствие в стране. Повсюду распространились слухи о том, что в Москве громят бояр и приказных. В далекой Сибири об июньских событиях в Москве гово­рили: «Многих бояр, и окольничьих, и думного дьяка, и дворян, и гостей побили»,— а далеко на юге, в Осколе, распространялись слухи: «Указал-де государь по городам приказных людей побивать каменьем». Москва еще горела, когда заволновались другие города. В 1648 г. восстания охватили ряд городов в Сибири, а также на севере, юге и в центре Московского государства.

Классовая борьба в городах не утихла и после принятия Уложения. В 1650 г. восстали Новгород и Псков. В этих городах, особенно в Пскове, с «молодшими» людьми посада объеди­нились крестьяне, громившие своих бояр. В течение нескольких месяцев, с марта до ав­густа, Псков был в руках восставших. Москов­ское правительство было вынуждено вступить в переговоры и пойти на ряд уступок восстав­шему городу. В 1662 г. вновь вспыхнуло боль­шое восстание в Москве, так называемый «мед­ный бунт». Города сыграли немалую роль в большой крестьянской войне под предводи­тельством Степана Разина 1670—1671 гг..

Во всех этих восстаниях масса городского населения боролась против феодального гнета и бесправия.


1 Тягло — государственные налоги и повинности. Все, кто нес тягло, назывались тяглецами.

2 Боярин И. Д. Милославский был тестем царя.





 
 
----------------------------------------------------
Календарь
«  Сентябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930

Реклама

  • Новые статьи
    Каталог статей
    Как подготовить ребенка к школе
    Освоение навыков чтения
    Природные материалы на уроках труда

    Статистика




     
    Адрес почты Вопросы по рекомендациям, размещению рекламы и обратных ссылок обращайтесь pochta@enciklopediya1.ru
    2013 © 2017