Детская энциклопедия




Меню сайта




Реклама











"Революция Мэйдзи" в Японии

8 июля 1853 г. вблизи города Эдо, в котором располагался сёгун — правитель Японии, по­явилась эскадра американского коммодора Перри. Жерла пушек четырех его кораблей были направлены на форты, прикрывавшие город. Маленькие пушечки фортов были бес­сильны против кораблей пришельцев. Перри привез письмо от американского прези­дента с требованием открыть японские пор­ты для торговли с Соединенными Штатами. Еще ни разу прибывавшие в Японию ино­земцы не были так настойчивы и так хорошо вооружены...

Более двух веков правители Японии дер­жали страну в почти полной изоляции от внеш­него мира. Они запретили торговлю с европей­скими странами. Торговали только с голланд­цами на крошечном островке в бухте Нагаса­ки. Но и туда разрешалось заходить только нескольким судам в год. Смертная казнь гро­зила каждому иностранцу, проникшему на японские острова. Таким путем правители Япо­нии хотели укрепить свою власть и спастись от угрозы порабощения развитыми европей­скими державами. История показала несостоя­тельность этой политики.

Перри вручил японским властям послание президента США и пообещал вернуться за от­ветом весной следующего года.

В правящих кругах феодальной Японии этот непрошеный визит вызвал панику. В хра­мах возносили моления богам о ниспослании на пришельцев тайфуна. Но тайфуна не было, а Перри вернулся раньше обещанного. В феврале 1854 г. появилась эскадра из 9 ко­раблей с 250 орудиями и двухтысячным эки­пажем. После шестинедельных переговоров Перри заставил сёгуна открыть два порта для американских судов. Примеру США последо­вали другие капиталистические государства. Через 4 года, в 1858 г., были заключены тор­говые договоры с Англией, Францией, Голлан­дией и Россией.

Это были неравноправные договоры. Ино­странцы не подчинялись японским законам и судам. На японский рынок хлынули дешевые товары, изготовленные с помощью машин в Европе и США, что больно ударило по япон­скому ремеслу и слабой промышленности, ос­нованной на ручной технике. Иностранцы гра­били страну, выкачивая из нее золото и сереб­ро. И без того сильно подточенная феодальная экономика затрещала по всем швам. Резко подскочили цены: рис — основной продукт пи­тания японцев — подорожал вдвое. Заволно­вались городские низы и крестьяне, недоволь­ны были купцы и самураи и могущественные князья Юго-Западной Японии, наиболее раз­витой в экономическом отношении части стра­ны. Все обвиняли сёгуна в слабости и преда­тельстве, в капитуляции перед иностранцами. Феодальный режим сёгунов начал быстро раз­лагаться.

К этому времени феодальный строй в Япо­нии был уже основательно подорван. Сельское хозяйство пришло в упадок. Периодические неурожаи приводили к страшным голодовкам, уносившим миллионы жизней. Нарастающая волна крестьянских восстаний потрясала устои феодального общества. В запустение приходи­ли некогда богатые феодальные города, в то же время росло количество мануфактур в мел­ких городах. Сёгун терял контроль над княже­ствами.

Враждебные сёгуну силы стали группи­роваться вокруг императорского двора в Кио­то. Эти силы были разнородными: князья юго-западной части страны, самураи, придворная аристократия, торговая буржуазия, городские низы, крестьянство. Именно эта разнородность, а также слабость демократических сил и тра­диций привели к тому, что борьба против сёгу­на стала проходить под лозунгом восстановле­ния императорской власти. За 700 лет до этих событий, в конце XII в., сёгуны установили в стране свою диктатуру и лишили император­скую династию власти. С тех пор императоры жили в Киото на небольшую пенсию и пожерт­вования со стороны некоторых князей. Теперь же Киото стал центром притяжения всех сил, стремившихся покончить с прогнившим фео­дальным режимом сёгунов. Создалось двоевла­стие. Из Эдо и Киото исходили указы, часто противоречащие друг другу.

В 1862 г. в Киото с войсками явились кня­зья из юго-западных княжеств Сацума и Тёсю. Они хорошо снабдили свои отряды огнестрель­ным оружием, полученным из-за границы. Формировалась новая армия, в которую просочи­лись и отряды из простонародья. Но в основном она состояла из самураев.

Их было очень много, этих неустроенных и надменных самураев. Они составляли шест­надцатую часть населения — в десять раз боль­ше, чем дворянство и духовенство времен фран­цузской революции 1789 г.! Давно утратив зем­ли, самураи жили на рисовые пайки (натураль­ную плату за службу), получаемые от князей. Заложив и перезаложив эти пайки купцам на много лет вперед, самураи часто не имели ни­чего, кроме своих традиционных двух мечей. Масса ронинов — безземельных самураев — бродила по стране, участвовала в восстаниях, занималась грабежом. Руководство движением, направленным против сёгуна, находилось в ру­ках князей Юго-Западной Японии и прибли­женных императора.

В ноябре 1863 г. верные сёгуну войска на­чали поход против княжества Тёсю, самурайско-крестьянские отряды которого казались им особенно опасными. Это был заговор реакции против революции, поднимающейся снизу. Борьба продолжалась и летом 1864 г.

Поднялось крестьянство, составлявшее 80% населения страны. Особенно много народных выступлений произошло в 1866 г.: 41 раз вос­ставали крестьяне, 11 раз — городские низы. Восстания городской бедности получили на­звание «бей и ломай». Трижды за год происхо­дили народные выступления в столице Эдо.

А в следующем году всю страну охватили массовые беспорядки. После сотен лет феодаль­но-полицейского гнета, шпионажа и насилий угнетенные люди были уверены, что сёгун те­перь «ничего с ними сделать не сможет». Неор­ганизованные толпы врывались в дома богачей, заставляли угощать себя вином и закусками, иногда уносили одежду, утварь и деньги. Люди опьянялись кажущейся свободой. В Киото и Осака самурайско-крестьянские ополчения вместе с городской беднотой выступали против властей, против купцов и ростовщиков. Бога­чей облагали налогом, должников освобожда­ли от долгов, рис раздавали голодающим. На шестах раскачивались головы наиболее ненави­стных грабителей народа. Крестьянские восста­ния до основания расшатали феодальное гос­подство сёгунов, но не смогли сокрушить его.

Враждебные сёгуну силы использовали ши­рокую волну крестьянских восстаний. Кресть­ян привлекали в войска. Распространились слухи, что после победы над сёгуном будут на три года отменены все подати. Даже манифест императора называл народ «великой драгоцен­ностью» и выражал притворное беспокойство в связи с ростом цен и нищеты.

Между тем европейские правительства, главным образом Англия и Франция, продол­жали вмешиваться во внутреннюю борьбу. В 1863 г. английская эскадра обстреляла го­род Кагосима. Два дня полыхали беззащитные жилища мирных жителей. Через год корабли Англии, Франции и Голландии из 290 орудий три дня обстреливали побережье княжества Тё­сю. Но европейские державы соперничали между собой, это и помогло Японии избежать участи колонии. Франция поддерживала сёгуна, строила ему арсеналы, поставляла ору­жие. Англия сделала ставку на передовые юго-западные княжества Сацума и Тёсю. К тому же Англия и Франция были заняты подавле­нием народных движений в Индии и Китае.

Подобно другим осужденным историей ре­жимам правительство сёгуна бросалось из сто­роны в сторону, от уступок к репрессиям и об­ратно. Постепенно чаша весов склонилась на сторону антисёгунских сил. В конце 1866 г. умер император Комэй. На трон вступил его пятнадцатилетний сын Муцухито, слабый и ма­лодушный подросток, ставший игрушкой в ру­ках своих вельмож.

В октябре 1867 г. сёгун предпринял реши­тельное наступление. Его войска двинулись на Киото, но были разбиты на подступах к горо­ду. Сёгун бежал в Эдо, а в апреле 1868 г. капитулировал. Вся власть перешла в руки императорского правительства.

Фактически у власти оказалась клика высо­копоставленных самураев из юго-западных княжеств и придворных аристократов. Но при всей своей приверженности к старине, эти кру­ги готовы были приоткрыть путь для капита­листического развития Японии. Союз буржуа­зии и самураев, «союз меча и иены», начал скла­дываться с конца XVIII в. Самураи сближались с богатыми купцами, которые нередко поку­пали себе самурайские звания. Купечество стремилось теснее связаться с феодалами, так как смертельно боялось крестьянских восстаний и революции.

Показательна история могущественного тор­гового дома Мицуи, который некогда финанси­ровал сёгунов. С XVIII в. члены этого дома назначались придворными банкирами. Мицуи вовремя переменили хозяина: они стали щедро финансировать императорские войска. Новое правительство за бесценок продало Мицуи некоторые текстильные фабрики и угольные ко­пи. Позже дом Мицуи стал могущественнейшей монополией императорской Японии.

Новое правительство столкнулось с боль­шими трудностями. Казна была пуста и обре­менена долгами. Крестьянские восстания не только не прекратились, а, наоборот, разрос­лись. За первые 7 лет новой власти произошло 179 крупных восстаний. Один из новых вель­мож — Кидо писал: «Вряд ли существует что-либо страшнее восстания крестьян, вооружен­ных простыми бамбуковыми копьями». А у бе­регов Японии все еще стояли грозные эскадры западных стран.

В этих условиях императорское правитель­ство провело ряд реформ, которые приоткры­ли двери для развития капитализма. Были лик­видированы феодальные княжества и страна разделена на префектуры (округа), распущены феодальные дружины. Формально получили равные права четыре сословия феодальной Японии — самураи, купцы, ремесленники и крестьяне, часть земли перешла к крестья­нам, была введена единая денежная система. В Японии энергично взялись за изучение и ус­воение европейских форм жизни, науки и тех­ники. Создавалась новая армия, оснащенная современной техникой.

Но все эти реформы проводились победив­шими сёгуна князьями и самураями так, чтобы не пострадали интересы феодального класса. Лишенные своих владений князья назначались на высшие правительственные посты. Крестья­не фактически выплачивали за землю огромный выкуп — государство выколачивало из них на­логи, ничуть не меньшие, чем прежние феодаль­ные подати.

Все же в результате этих реформ Япония быстро укрепилась, частично преодолев свою отсталость. Едва Япония избегла участи пре­вратиться в колонию европейских держав, как самураи стали исподволь подбираться к своим соседям. В 1874 г. самураи попытались захва­тить китайский остров Тайвань. Они потерпели неудачу, но все же сорвали с Китая крупную сумму откупного. В 1876 г. Япония навязала Корее первый неравноправный договор. Гра­беж соседей помог «стране восходящего солн­ца» создать капиталистическую промышлен­ность и стать самой развитой державой Азии.

Уже в эти годы у многих самураев рожда­лись самые необузданные захватнические планы. Один из них писал: «Мы должны поставить своей целью превратить Китай, Россию и дру­гие страны в подчиненные нам государства».

Так наступила новая «эпоха Мэйдзи», пли «эпоха просвещенного правления», как называли в Японии годы правления императора Муцухито (1868—1912). Незавершенная, не уничто­жившая полностью остатки феодализма, «рево­люция Мэйдзи» не была результатом победо­носного восстания городских низов и кре­стьян, очистительной бурей, освободившей широкое поле для развития капитализма. Движение за преобразование страны возгла­вили князья и самураи, связанные с буржуа­зией. Став у власти в новой Японии, они прев­ратили ее в милитаристское государство, в ко­лониального хищника, рвущегося к захватам и грабежу соседних народов.





 
 
----------------------------------------------------
Календарь
«  Сентябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930

Реклама

  • Новые статьи
    Каталог статей
    Как подготовить ребенка к школе
    Освоение навыков чтения
    Природные материалы на уроках труда

    Статистика




     
    Адрес почты Вопросы по рекомендациям, размещению рекламы и обратных ссылок обращайтесь pochta@enciklopediya1.ru
    2013 © 2017