Поступь индустриализации
Детская энциклопедия




Меню сайта




Реклама











Поступь индустриализации

Шел восьмой год Советской власти. Успешно решались задачи восстановительного периода. В это время со всей остротой встал вопрос о дальнейшем направлении развития нашей страны, о судьбах социализма в СССР.

Сложность этого вопроса заключалась в том, что, хотя социалистические элементы в экономике страны и преобладали, еще остава­лись и продолжали развиваться капиталисти­ческие элементы.

Используя эти временные трудности, все ан­тиленинские группировки в партии во главе с Троцким выступили против учения Ленина о возможности победы социализма в одной стране.

Троцкисты считали построение социализма безнадежным делом и всеми силами боролись против этой установки партии. По существу они толкали страну на капитуляцию перед ка­питализмом. Коммунистическая партия дала отпор всем антиленинским группам. Партия считала, что социализм в нашей стране можно построить, что у нас есть все необходимое для его полного воплощения в жизнь.

Установка партии на победу социализма в одной стране была принята XIV партийной кон­ференцией, состоявшейся в апреле 1925 г.

В декабре 1925 г. состоялся XIV съезд пар­тии. Съезд указал, что генеральная линия Коммунистической партии в области социали­стического строительства — сделать Совет­ский Союз экономически самостоятельным. Для того чтобы решить эту задачу, нужно было пе­рестроить народное хозяйство на неизмеримо более высокой технической базе и создать це­лый ряд новых отраслей промышленности.

Это был курс на социалистическую индуст­риализацию страны, создавшей условия, необ­ходимые для победы социализма в СССР (см. ст. «Заветы Ильича»).

Съезд решительно отверг точку зрения капи­тулянтов, не веривших в возможность построе-

ния социализма в нашей стране. В ре­шениях съезда было записано, что в нашей стране есть все необходимое для построения социалистического общества.

Строительство новых и переобору­дование старых фабрик и заводов тре­бовали огромных расходов, а рассчи­тывать приходилось только на свои соб­ственные средства.

Буржуазные страны создавали про­мышленность на средства, полученные от ограбления колоний, военных кон­трибуций, жестокой эксплуатации тру­дящихся. Советская страна не могла, конечно, пользоваться подобными источ­никами.

Средства на социалистическую инду­стриализацию дали наши государствен­ные промышленные предприятия, транс­порт, поднимающееся сельское хозяй­ство. Значительную роль сыграл широ­кий приток народных средств от вы­пускаемых государством займов. Их так и называли: займы индустриали­зации.

Коммунистическая партия отправ­ляла на решающие участки великой индустриальной стройки тысячи своих лучших представителей. Партийные работники, красные командиры, совет­ские и профсоюзные работники станови­лись директорами предприятий и на­чальниками строек. Многие из них вечерами учились. Громадный жизненный опыт, желез­ная выдержка и непоколебимая вера в тор­жество ленинских идей помогали им в корот­кие сроки овладеть специальными знаниями, на изучение которых в обычных условиях ухо­дят многие годы.

В ноябре 1927 г. торжественно отмечалось десятилетие Великого Октября; лучшим подар­ком Родине были трудовые рапорты с предприя­тий и строек. Строились первые наши про­мышленные гиганты — тракторный завод в Сталинграде, Туркестано-Сибирская железная дорога (Турксиб), Днепрогэс.

Первое время старое и новое причудливо переплеталось, создавая контрасты, которые становились как бы символами той эпохи. На фоне ветхих производственных зданий с до­потопным оборудованием вырастали светлые, просторные цехи, фабрики, заводы, оснащенные по последнему слову техники.

Широкий размах социалистического строи­тельства настоятельно требовал укрепления планового начала в хозяйстве страны. До перехода к социалистической индустриализа­ции развитие промышленности в Советском Союзе определялось годовыми ориентировоч­ными планами. Строительство первых гигантов социалистической индустрии показало, что оно не укладывается в рамки годовых конт­рольных цифр. Нужны были многолетние на­роднохозяйственные планы, которые раскры­вали бы перспективу развития как отдельных предприятий, так и промышленности в целом, определяли бы в конкретных цифрах и сроках основные этапы развития социалистической экономики.

Так родилась идея пятилетних планов.

В декабре 1927 г. XV съезд партии принял решение о разработке первого пятилетнего пла­на. С октября 1928 г. советская промышлен­ность приступила к его осуществлению. В мае 1929 г. детально разработанный план и первые результаты его выполнения были представлены на одобрение V съезда Советов СССР.

Прошло совсем немного времени с того дня, когда VIII Всероссийский съезд Советов, за­седавший в зале Большого театра, обсуждал план ГОЭЛРО. Тогда полумрак нетопленного зала, суровые лица и шинели делегатов созда­вали резкий контраст с тем, о чем говорилось на сцене театра. Теперь обстановка была иная. Зрительный зал театра залит электрическим светом. Все места заняты делегатами, но у них вид не суровых воинов, а тружеников, хорошо поработавших за девять лет мирного труда.

На сцене тот же докладчик, который вы­ступал здесь с проектом плана ГОЭЛРО. Это председатель Госплана Г. М. Кржижановский. Внимание делегатов съезда приковано к огром­ной географической карте, протянутой позади президиума через всю стену. На этой карте Советский Союз показан таким, каким он станет через пять лет. Все с нетерпением ждут начала заседания.

Но вот доклад о пятилетнем плане начался. По знаку докладчика на карте зажглись десят­ки звездочек. Они показывают все основные угольные месторождения страны. Докладчик говорит о развитии электрификации, а по всей карте, от Мурманска до Владивостока и от Ар­хангельска до Тбилиси, вспыхивают красные и голубые кружочки. Это электростанции. Осо­бенно ярко светится Днепрогэс. Гул восхище­ния проносится по залу.

В конце доклада карта вспыхивает всеми своими огнями. Было такое впечатление, как будто чья-то волшебная рука, приоткрыв за­весу будущего, показала Советский Союз 1933 года — мощное индустриально-колхозное государство. Громом аплодисментов встретили делегаты эту волнующую картину. В едином порыве все встают, и огромный зал оглашают мощные звуки «Интернационала».

Выражая мысли и настроения тех лет, В. В. Маяковский писал:

Энтузиазм,

разрастайся и длись

фабричным

сияньем радужным.

Сейчас

поднимается социализм

живым,

настоящим, правдошным.

По первому пятилетнему плану в народное хозяйство нашей Родины намечалось вложить 64,5 млрд. рублей, т. е. каждый день затрачи­вать на новое строительство и переоборудова­ние старых предприятий 35 млн. рублей! Ничего подобного не знала и не могла знать наша страна раньше.

Весь мир был поражен намерением больше­виков за пять лет добиться результатов, для достижения которых крупнейшие капиталисти­ческие государства тратили десятилетия. Осо­бенно поражала идея многолетнего перспектив­ного планирования. Один из известных амери­канских буржуазных экономистов — Стюарт Чейз назвал пятилетний план самым смелым эко­номическим экспериментом, когда-либо извест­ным в истории. Буржуазные деятели не верили, что можно планировать на пять лет вперед и выполнять эти планы.

Вся страна превратилась в огромную строй­ку. Чтобы выполнить все задуманное, потре­бовалось мобилизовать все средства страны. Народу приходилось ограничивать себя в пита­нии, одежде, строительстве жилищ, были вве­дены продовольственные и промтоварные кар­точки. Советский народ сознательно пошел на ограничение своих потребностей. Все пони­мали: главное — создать тяжелую промышлен­ность.

Борьба за индустриализацию наталкива­лась не только на хозяйственные трудности. Обозленные успехами советского народа, импе­риалисты засылали к нам шпионов и дивер­сантов, использовали классовых врагов, остав­шихся внутри страны. Враги проникали в со­ветские учреждения, на заводы, фабрики, шах­ты. Они вредили как могли: портили машины и продукты, устраивали поджоги и взрывы.

Но ничто не могло остановить великой все­народной стройки. Во всех концах страны вста­вали новые промышленные гиганты. Рождалась могучая индустриальная держава.

Многие новые фабрики и заводы воздви­гались в отдаленных, глухих, необжитых ме­стах, богатства которых лишь недавно стали доступными народу. Такими, в частности, были Магнитогорский и Кузнецкий металлургические заводы. В книге, изданной за несколько лет до революции, можно было прочитать такое опи­сание места будущего Магнитогорска:

«Магнитная гора... У подножья — «кош», юрта кочующего здесь летом киргиза (раньше казахов неправильно называли киргизами.— Ред.). Железная руда залегает сплошными глыбами по 3 — 4 метра в длину, по 2 метра в ширину и высоту. Руда превосходного каче­ства, почти без вредных примесей... Громадные запасы руды лежат нетронутыми».

В этом безлюдном и диком месте началось строительство Магнитогорского металлургического комбината. Первое время строительная площадка находилась на расстоянии 150 км от ближайшей железнодорожной станции. Строители жили в очень тяжелых условиях. Суровый климат, нехватка строительных меха­низмов и машин также осложняли работу. Но энтузиазм и упорный труд помогали преодоле­вать все трудности и добиваться небывалых темпов строительства.

- Что за сроки, что за люди! Мы к такому не привыкли, — признавались многие из ино­странных специалистов, работавших на Маг­нитке.

- Вы не можете быстро строить, а мы не в состоянии ждать, — отвечали магнитогорцы.

Много ходило в народе легенд о богатствах гористого лесного края, где предстояло воз­никнуть Кузнецкому заводу. В одной из них

говорилось: «Ночью вершина горы светится, как солнце, потому что сердце Темиртау из железа. Если достать это сердце и перелить в рельсы, то их хватило бы до Луны». Путь к железному сердцу преграждали снежные хребты, непроходимые лесные чащобы и уще­лья. Но советские люди сумели добраться сюда.

Академик И. П. Бардин, бывший тогда главным инженером Кузнецкстроя, рассказы­вал: «Работали круглые сутки. Ночью площад­ку освещали прожекторы, ночные смены не хотели снижать выработку. Когда на половине котлована вдруг обнаружились плывуны, котло­ван продолжали рыть, стоя по пояс в ледя­ной воде...

Земляные работы не прекращались и тог­да, когда сильные морозы сковывали вязкую глинистую почву площадки. Экскаваторы задыхались на морозе, но каменную землю надо было во что бы то ни стало разломать...

Коче­нели ноги, обмерзали пальцы, но ни один боец не покинул фронта. На освещенной прожектором площадке работали всю ночь. И победили мороз, стужу, победили упрямую Сибирь».

С не меньшим героизмом и энтузиазмом рабо­тали строители химического комбината в Бе­резниках, на Урале. «Здесь нет героев-одино­чек,— писал один из журналистов, посетив­ший Березники,— здесь коллектив-герой». Этот замечательный коллектив состоял из та­ких людей, как, например, члены бригады М. Ардуанова. Местная газета писала об этой бригаде: «Гнулись ломы, тупились кайла, ло­мались лопаты, но крепости камня ардуановцы противопоставляли крепость мускулов, взрыв­чатую силу аммонала, волю к победе,— и ка­мень покорился...» В этих словах нет преуве­личения. У нас тогда почти не было строитель­ной техники, 98 рабочих из 100 трудились вручную. И крепость мускулов, помноженная на волю к победе, зачастую решала судьбу стройки.

Стремление скорее пройти самые трудные участки пути, приблизить победу социализма вылилось в массовое движение ударников про­изводства, боровшихся за ударные темпы ра­боты.

Первые ростки нового движения появились еще в 1926 г. Тогда на ленинградском заводе «Красный треугольник» восемь молодых ра­ботниц организовали бригаду под названием НОТ (научная организация труда). Она стала прообразом ударных бригад, которые с 1927 г. возникают на предприятиях Ленинграда, Моск­вы, Твери, Урала, Донбасса. Ударные бригады приобретают массовый характер в 1929 г., после того как в «Правде» 20 января была опубликована статья В. И. Ленина «Как ор­ганизовать соревнование?», написанная им в 1918 г.,

Один из первых договоров о социалисти­ческом соревновании был составлен на заводе «Красный выборжец» в Ленинграде 15 февраля 1929 г.

Дело началось с того, что в обеденный пе­рерыв бригадир обрубщиков трубного цеха коммунист М. А. Путин прочитал своей брига­де статью В. И. Ленина «Как организовать соревнование?». Статья взволновала рабочих. Особенно горячо восприняли они слова Вла­димира Ильича о необходимости решительной борьбы со всем, что мешает строить социализм в нашей стране. Таких помех на заводе было немало, и главная из них — низкая трудовая дисциплина.

У обрубщиков возникла мысль: «А почему бы не организовать соревнование, добиться того, чтобы все работали честно, без прогулов, опозданий и брака, перевыполняли задания?» Тут же составили договор, в основу которого легли предложения об искоренении всех этих недостатков.

Начинание бригады Путина получило широ­кое распространение на заводе. В марте 1929 г. красновыборжцы обратились через «Правду» ко всем рабочим страны с призывом организо­вать социалистическое соревнование за лучшие показатели в работе. Этот призыв поддержали многие коллективы. Вскоре социалистическое соревнование охватило почти все предприятия крупной промышленности страны, порождая все новые и новые формы ударной работы. Возникло движение за добровольное повыше­ние норм выработки и снижение расценок. Появились бригады ДИП (догнать и перегнать капиталистические страны в техническом отно­шении). Были бригады, которые ставили своей целью добиться рекордно высокой производи­тельности труда.

К концу пятилетки в социалистическом соревновании участвовало уже 75 % рабочих

нашей страны. Во главе этой многочисленной армии активных борцов за социализм шли коммунисты. Они не только руководили, но и всегда находились там, где было всего трудней.

«Кипит, ломая скалы, ударный труд»,— пе­ли в то время. И действительно, ударный труд ломал все препятствия. В эти годы родился и стал всенародным лозунг: «Пятилетку — в четыре года!»

1 мая 1930 г. у будущей станции Айна-Булак в присутствии десятков тысяч строите­лей, гостей из многих городов и сел страны, иностранных корреспондентов состоялось тор­жественное открытие движения на всем протя­жении Туркестано-Сибирской железной дороги, соединившей Сибирь со Средней Азией. Так менее чем за четыре года была построена круп­ная железнодорожная магистраль протяже­нием около 1,5 тыс. км, прорезавшая терри­торию Казахстана, Киргизии и РСФСР.

После открытия Турксиба всю мировую печать обошла фотография: верблюд недоу­менно обнюхивает «чудовище» — автомашину. Для кочевников — казаха и киргиза — желез­ная дорога и автомобиль выглядели как при­шельцы из другого мира, полного чудес и неиз­вестности. И эти пришельцы совершили перево­рот в жизни диких до этого районов.

В июне 1930г., на 10 месяцев раньше срока, вошел в строй действующих предприятий Ста­линградский (ныне Волгоградский) трактор­ный завод. Свой первый трактор рабочие за­вода послали в подарок XVI съезду партии. Москва устроила трактору торжественную встречу. На всем пути от вокзала до Большого театра, где заседал съезд, его восторженно встречали жители столицы.

15 июня 1930 г. газеты опубликовали сооб­щение о завершении строительства Ростовского завода сельскохозяйственных машин («Ростсельмаш») — одного из крупнейших в мире: он один мог выпускать в полтора раза больше сельскохозяйственных машин, чем все заводы царской России.

1931 год вошел в историю нашей Родины как «третий, решающий» год пятилетки. В те­чение одного этого года надо было сделать больше, чем за все предшествующие годы инду­стриализации: пустить в ход 518 фабрик и за­водов, создать 1040 машинно-тракторных стан­ций. Эти две цифры стали в то время самыми популярными в стране.

К концу 1931 г. многие отрасли промышлен­ности выполнили пятилетний план. Начали работать или подготавливались к пуску такие гиганты, как Харьковский тракторный завод, Горьковский автозавод, в Москве реконструи­рованный завод АМО (ныне завод имени Лиха­чева). В Москве и Горьком начали работать крупнейшие в мире станкостроительные за­воды. Завершалось строительство основных предприятий Магнитогорского и Кузнецкого металлургических комбинатов. В этом же году в Советском Союзе впервые в мире было нала­жено производство синтетического каучука. Небольшой кусок синтетического каучука, по­лученный на первой промышленной установке, был передан в Музей Революции. Он и поныне хранится там в память об этом достижении со­ветского народа.

Одновременно с промышленным строитель­ством крепло и развивалось и сельское хозяйст­во нашей страны (см. ст. «Победа колхозного строя»).

Прошел еще один год творческого напря­женного труда. В январе 1933 г. были подведены итоги первой пя­тилетки. Она была вы­полнена досрочно — за 4 года и 3 месяца. Наша Родина из страны аг­рарной превратилась в мощную индустриаль­ную и колхозную держа­ву, стала одной из наи­более развитых в эко­номико-техническом от­ношении стран мира. Уже в 1932 г. доля про­мышленности в народ­ном хозяйстве состав­ляла 70,7%. Нэпманы были полностью вытес­нены из промышленности и торговли. Все заводы и фабрики — и самые мощные, и небольшие — теперь принадлежали Советскому государству, трудовому народу (см. ст. «Восстановление на­родного хозяйства»).

В стране возникли новые отрасли промыш­ленности, неизвестные старой России: автомо­бильная, тракторная, авиационная, производ­ство сложных сельско­хозяйственных машин, станков, крупных электрических машин, обо­рудования для черной металлургии, топлив­ной промышленности и т. д.

За несколько лет на пустом месте появи­лись такие крупные центры химической, уголь­ной, горнодобывающей, металлургической про­мышленности, как Березники, Караганда, Хибиногорск (Кировск), Магнитогорск. Многие маленькие сибирские поселки превратились в большие промышленные города — Новокузнецк, Кемерово и др. Крупнейшим из новых промыш­ленных районов стал Урало-Кузбасс — вторая угольно-металлургическая база Советского Союза. Магнитогорский и Кузнецкий металлур­гические комбинаты — крупнейшие предприя­тия этого района — при полной нагрузке могли дать стране столько чугуна, сколько его давали в 1913 г. все домны России.

Укрепилась обороноспособность нашей стра­ны — единственного в те годы социалисти­ческого государства, окруженного со всех сторон капиталистическими стра­нами. Красная Армия тех­нически перевооружалась, социалистическая промыш­ленность обеспечивала ее всеми необходимыми и совер­шенными средствами обороны. Выдающимся социальным завоеванием пятилетки была ликвидация безработицы, Это означало, что каждый тру­дящийся СССР получил уве­ренность в завтрашнем дне. Успешное выполнение пер­вого пятилетнего плана име­ло громадное, всемирно-исто­рическое значение. Трудя­щиеся других стран могли наглядно убедиться в пре­имуществе социалистического планового хозяйства над ка­питалистическим. Ведь в то время, как наше хозяйство успешно развивалось, за ру­бежами Советской страны разразился небывалый эко­номический кризис (1929 — 1933), отбросивший капита­листическое хозяйство дале­ко назад.

Каждый мало-мальски бес­пристрастный наблюдатель, приезжавший в те годы из-за границы в Советский Союз, отмечал поразительные успе­хи, достигнутые советским народом в борьбе за социа­лизм. Вот что сказал по этому поводу английский писатель и драматург Бернард Шоу: «Пятилетний план заверша­ется с успехом, ибо каждый мужчина, женщина и ребе­нок, занятый планом, уве­рен, что результаты прине­сут им пользу, а не будут ра­сточаться лентяями... Такой план невозможен в Англии или в Америке, так как ра­бочие знают, что их усилия означали бы более высокие прибыли для лентяев, сокра­щение продолжительности жизни и потогонные условия труда для самих рабочих».

В 1933 г. Советский Союз вступил во вторую пятилетку. Если в годы первой пятилетки был заложен фундамент социалистической эконо­мики, то во второй пятилетке на этом фунда­менте нужно было построить само здание социа­листического общества.

Вторая пятилетка должна была стать не только пятилеткой строительства, но и освое­ния новых предприятий. Основная задача за­ключалась в том, чтобы завершить техническую перестройку всего народного хозяйства, пре­вратить всех трудящихся в сознательных и активных строителей социализма.

Рабочий класс страны горячо откликнулся на призыв своей партии. Заводы и фабрики превратились в своего рода учебные комбина­ты, где без отрыва от производства учились на курсах и в технических кружках миллионы людей. Все больше становилось рабочих, в со­вершенстве овладевших новой техникой. Они выступали инициаторами нового движения — движения новаторов производства, которое за­родилось в Донбассе. Здесь, в шахте «Центральная-Ирмино», в ночь на 31 августа 1935 г. забойщик Алексей Стаханов, по-но­вому организовав свой труд, отбойным молот­ком вырубил за смену 102 т угля — 14 норм в смену! Это был мировой рекорд в угольной промышленности. Вначале подобное достиже­ние могло показаться случайной удачей. Одна­ко прошло насколько дней, и парторг этой же шахты Мирон Дюканов, затем комсомолец Дмитрий Концедалов добились еще более высо­кой выработки. Так возникло движение, на­званное по имени его зачинателя стахановским. Вскоре стахановское движение охватило всю промышленность.

Каждый день страна узнавала все новые и новые имена новаторов.

Машинист II. Ф. Кривонос достиг небывалых до того показателей использования мощности ло­комотива. Кузнец Горьковского автозавода Алек­сандр Бусыгин ковал в час до 130 коленчатых валов для автомобилей. Это намного превышало производительность труда американских рабо­чих. Фрезеровщик Московского станкострои­тельного завода Иван Гудов, применив новый способ обработки деталей и увеличив скорость станка, стал вырабатывать до 10 норм за смену. Ивановские ткачихи Евдокия и Мария Вино­градовы перешли на обслуживание 100 и более станков, тогда как нормой считалась работа на 30—40 станках.

Движение новаторов быстро распространи­лось, потому что к этому времени значительно повысился уровень культуры и технической подготовки рабочих. Немаловажное значение имело и то, что трудящиеся стали жить лучше. Все больше становилось продуктов питания и промышленных товаров широкого потребле­ния. Повысился доход трудящихся. И каждому советскому человеку хотелось ответить на за­боту партии новыми успехами в труде.

Благодаря самоотверженному труду совет­ских людей второй пятилетний план развития народного хозяйства был выполнен к 1 апреля 1937 г. — за 4 года и 3 месяца. Новые или полно­стью обновленные социалистические предприя­тия давали теперь 80 % всех промышленных изделий. Советский Союз превратился в самую мощную индустриальную державу Европы и вышел на второе место в мире по объему про­мышленного производства.





 
 
-------------------------------------------------------
Календарь
«  Апрель 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Новые статьи
Каталог статей
Как подготовить ребенка к школе
Освоение навыков чтения
Природные материалы на уроках труда

Статистика




 
Адрес почты Вопросы по рекомендациям, размещению рекламы и обратных ссылок обращайтесь pochta@enciklopediya1.ru
2013 © 2017