Кризис современного капитализма
Детская энциклопедия




Меню сайта




Реклама











Кризис современного капитализма

Капитализм лишился прежнего мирового господства, наступило время его гибели. Эксп­луататорский строй был свергнут сначала в России, а затем еще в ряде стран Европы и Азии. Возник, развивается и крепнет миро­вой социализм, и самое главное, что происхо­дит в современном мире,— это борьба между социализмом и капитализмом. Соотношение сил между ними меняется в пользу социализма. Благодаря этому империалисты не смогли со­хранить свое владычество в колониях и полу­колониях. В Азии и Африке появилось около 70 молодых самостоятельных государств. В са­мих капиталистических странах усиливается борьба между рабочим классом и буржуазией. Ослабление, разложение и распад капитализма будут неудержимо развиваться до окончатель­ного крушения капитализма, когда во всем мире восторжествуют социализм и коммунизм. В этом сущность кризиса современного капита­лизма.

Главная черта капитализма на последнем его этапе — всевластие монополий, т. е. круп­ных капиталистических объединений, господ­ствующих в одной или нескольких отраслях экономики и распространяющих свое влияние на политическую жизнь.

100 самых крупных компаний США и 100 мо­нополий других империалистических стран держат в своих руках почти треть мирового капиталистического производства. Монополис­тические гиганты владеют десятками крупных заводов и фабрик. Так, крупнейшей американ­ской автомобильной и авиационной компании «Дженерал моторс» принадлежит 128 заводов, фирме «Дженерал электрик» — 175, химиче­скому объединению «Дюпон де Немур» — 78. Кучка представителей крупного капитала — тесно связанных между собой миллиардеров и миллионеров — распоряжается всем богат­ством капиталистического мира, господствует над всей жизнью наций. В каждой буржуаз­ной стране эта финансовая олигархия объеди­няет несколько десятков семейств, связанных между собой родственными и деловыми узами. Влияние монополий выходит за рамки одной страны. Американской автомобильной фирме «Форд», например, принадлежат многочислен­ные заводы не только в США, но и за границей: в Англии, Западной Германии, Японии, Ав­стралии.

Откуда взялись монополии? Они образова­лись в результате жестокой конкурентной борь­бы между капиталистами, в ходе которой круп­ные хищники побивали слабых. Господство монополий разоряет многие тысячи мелких и средних предприятий, которые не в состоянии выдержать конкуренцию с этими гигантами. Большинство таких мелких предприятий те­ряет свою самостоятельность: они либо погло­щаются монополистическими, фирмами, либо вынуждены сотрудничать с ними на условиях, выгодных монополиям.

Цель деятельности монополий не развитие экономики в интересах общества, всего народа, а получение возможно больших прибылей для крупных капиталистов, усиление их власти и влияния. Эти узкокорыстные интересы моно­полистической верхушки находятся в вопиющем противоречии с характером, который при­няло современное капиталистическое произ­водство. Ведь на каждом из монополистических предприятий заняты тысячи, а то и десятки тысяч людей. Продукция этих предприятий в конеч­ном счете рассчитана на массовый рынок. Пред­приятия, как никогда раньше, связаны тесными узами, зависят друг от друга. Иными словами, капиталистическое производство носит общест­венный характер, а результаты труда многих присваиваются кучкой капиталистов. Противо­речие между общественным характером произ­водства и частной формой присвоения и есть коренное противоречие капитализма. На его основе возник общий кризис капитализма, по­разивший эту систему от основания до вершины: его экономику, общественный строй, полити­ку, идеологию и культуру.

Современный капитализм характеризуется также переходом от монополистической к государственно-монополистической форме. И преж­де буржуазное государство проводило политику класса капиталистов, но теперь оно еще актив­нее участвует во всех областях экономической деятельности в интересах монополий. Так про­исходит сращивание монополий с государством. Это проявляется также в непосредственном участии деятелей финансового капитала в госу­дарственном управлении всех капиталистиче­ских стран без исключения. Экономическое господство монополий дополняется их полити­ческой властью.

Государственно-монополистический капита­лизм означает также использование монопо­лиями государственного аппарата для подавле­ния политической и экономической борьбы трудя­щихся. Правительства препятствуют стачечной борьбе, деятельности профсоюзов и полити­ческих партий рабочего класса. Правящие круги капиталистических стран используют разные средства для достижения этой цели, но их можно свести к двум основным формам. Это, во-пер­вых, «законные» методы: органы власти решают трудовые конфликты в пользу капиталистов, опираясь на антирабочее, антидемократичес­кое законодательство (как, например, в США, Англии, Западной Германии, Японии). Во-вто­рых, это террор и массовые репрессии, осо­бенно широко применяемые в Испании, Португалии.

Почти во всех буржуазных странах госу­дарственно-монополистический  капитализм сочетает обе эти формы классового господства.

Многие предприятия и целые отрасли про­мышленности перешли в собственность государства. Буржуазия создала разветвленный государственный аппарат учета, контроля и регулирования экономической жизни. Это со всей очевидностью свидетельствует о том, что капиталисты как класс не нужны об­ществу.

Аппарат управления экономикой может и должен быть использован рабочим классом после его прихода к власти, при организации нового, социалистического порядка.

Ссылаясь на усиление роли государства в буржуазном обществе, его идеологи и социал-реформистские деятели утверждают, что про­изошло коренное изменение характера общест­венного строя в США, Англии и других стра­нах Запада. Вмешательство буржуазного госу­дарства в экономическую жизнь они объявляют ни больше ни меньше как «революцией», по­ложившей начало «государству всеобщего бла­госостояния». Государство это якобы стоит над классами и служит интересам всех слоев обще­ства. На самом же деле то, что составляет сущность капиталистического строя,— отно­шение к собственности — не изменилось. А раз сохранилась частная собственность на средст­ва производства, значит, остается и эксплуа­тация человека человеком.

Правда, расширение функций буржуазного государства приводит иной раз к тому, что по отдельным вопросам его политика не совпа­дает с позицией тех или иных монополий.

Служа интересам не столько отдельных моно­полий, сколько монополистическому капиталу в целом, буржуазное государство иной раз бывает вынуждено идти на уступки рабочему классу. Государству приходится принимать за­коны и административные меры, учитывающие в какой-то степени экономические интересы трудящихся. А это может вызывать недоволь­ство и резкую критику со стороны отдельных монополий. Но даже в тех случаях, когда государство идет на удовлетворение требований рабочего класса, оно не устраняет противоре­чий современного капитализма. Капиталисти­ческое государство может проводить политику буржуазно-демократических реформ либо сле­довать жесткому курсу под лозунгом «Все должно оставаться по-старому», но в любом случае оно не может предотвратить развитие революционного процесса. Ни­что не в состоянии изменить кризисный характер современ­ного капитализма.

Нынешний кризис разверты­вается в особой обстановке — в условиях небывалого прогрес­са науки и техники, внедрения в производство новейших науч­ных открытий и изобретений атомной энергии, кибернетиче­ских устройств, полупроводни­ков, синтетических материалов, станков-автоматов и автомати­ческих линий. Этот прогресс иногда называют второй техни­ческой революцией. Может по­казаться, что это до некоторой степени сглаживает остроту кризиса. На деле же все об­стоит иначе. Так, с научно-тех­ническим прогрессом в условиях капитализма неизбежно связано нарастание зловещей угрозы мас­совой безработицы: рабочие все больше вытесняются машинами. Новая техника требует более вы­сокого уровня подготовки, ко­торую рабочие не всегда могут получить. Примером могут слу­жить США — технически наибо­лее передовое из современных капиталистических государств. В этой стране в 60-е годы без­работица удерживалась на уров­не 4—5 % общего количества тру­дящихся.

Противоречивость современ­ного капитализма заключается и в том, что в его условиях на­учно-технический прогресс уси­ливает паразитизм и бессмыс­ленную растрату ценностей, соз­даваемых трудом народа. Бюро­кратический аппарат буржуаз­ного государства и частных монополий растет как на дрож­жах. Огромные средства тратятся на рекламу. В Японии, например, частные фирмы расхо­дуют в год на различные виды рекламных объяв­лений 300 млрд. иен. Это в 4 раза больше, чем японское правительство отпускает на здра­воохранение.

В   последние годы   не   происходило   таких глубоких  и острых кризисов перепроизводства, каким был, например, мировой кризис 1929—1933 гг. Объясняется это, с одной сто­роны, тем, что капиталистическое государст­во принимает на себя финансовое бремя пере­стройки отраслей с устаревшим оборудованием, постоянно покупает часть товаров, осущест­вляет другие «антикризисные» мероприятия. Таким путем перепроизводство как бы «заго­няется вглубь». С другой стороны, научно-тех­нический прогресс, в частности появление новых отраслей промышленности — нефтегазо­вой, атомной энергетики, нефтехимии, электро­ники,— вызвал цепную реакцию обновления всей системы современной экономики. Сравни­тельно быстрый рост новых отраслей до некото­рой степени нейтрализовал частичные кризисы, вызванные упадком старых отраслей: уголь­ной промышленности, которая подорвана кон­куренцией нефти и газа; хлопчатобумажной промышленности, уступающей место производ­ству синтетических тканей.

Но даже эти частичные кризисы   обрекают на прозябание и упадок хозяйство   целых об­ластей   в   самых   развитых   капиталистических странах. Так, например, постоянное сокраще­ние   добычи угля приводит к тому, что в   со­стоянии медленного умирания оказались угле­добывающие    районы   в   США (Аппалачские    горы),    Англии (Южный Уэльс),   Франции (де­партамент Нор), Японии (остров Хоккайдо).   В таких местах до половины населения бывает ли­шено работы.

Другой органический порок капитализма — порождаемые им войны — также остается. Что­бы обеспечить себе постоянный, неисчерпаемый рынок сбыта орудий смерти, капитализм идет по пути развязывания локаль­ных — местных войн (война во Вьетнаме), полицейских опера­ций (в Латинской Америке). Он осуществляет широкую милита­ризацию экономики — перево­дит все основные отрасли эконо­мики на рельсы военного про­изводства.

Гонка вооружений стано­вится все более расточитель­ной. Только за один месяц страны, входящие в агрессив­ный Североатлантический блок (НАТО), расходуют на военные нужды средства,    на   которые можно  было бы оросить пустыню Сахару.

Противоречивость капитализма, как и лю­бого другого эксплуататорского строя, заклю­чается в том, что он не может существовать и развиваться без трудящихся, прежде всего без рабочего класса.

По мере развития крупного производства происходит особенно бурный рост рабочего класса. В середине XX века пролетариат на­считывал более 160 млн. человек в развитых капиталистических странах и около 140 млн. в экономически слаборазвитых странах (Азия, Африка, Латинская Америка).

Ряды пролетариата постоянно пополняются за счет крестьян, которые бросают свои клоч­ки земли и уходят на заработки в города, а также мелких торговцев и ремесленников, которые разоряются в конкурентной борьбе с монополиями.

На производстве увеличился удельный вес работников нефизического труда, или, как их называют, «рабочих в белых воротничках» — инженеров и техников, научных работников, торговых и конторских служащих. В США в се­редине 50-х годов впервые в истории числен­ность этих групп трудящихся превзошла число

Игра на бирже приводит нередко или к краху огромных состояний,   или   к  быстрому  обогащению капиталистов работающих у станка и других лиц  физичес­кого труда.

Такой процесс наблюдается  во   всех разви­тых капиталистических странах.

Рабочий класс середины 60-х годов сильно отличается от пролетариата XIX в. и начала нашего столетия. В результате упорной борь­бы за свой права рабочие добились повышения заработной платы, сокращения рабочего дня, введения отпусков и пособий по безработице. Буржуазия, напуганная победой социалисти­ческой революции в СССР и других странах, вынуждена идти на уступки. Еще несколько десятилетий назад рядовой рабочий на Западе влачил нищенское, полуголодное существова­ние (об этом хорошо рассказал Эптон Синклер в романе «Король Уголь»). Теперь же он стре­мится не только обеспечить питание и одежду для себя и своей семьи, но и приобрести пред­меты длительного пользования — собственную квартиру или домик, мотоцикл, автомобиль, холодильник, радиоприемник, телевизор. И все же рабочему классу приходится посто­янно вести борьбу за повышение жизненного уровня.

В то же время и монополии могут обеспе­чить рост производства лишь при расширении массового сбыта своей продукции, а для этого у массового потребителя должно быть доста­точно средств.

Хотя в развитых капиталистических стра­нах материальное положение пролетариев за последние десятилетия в общем улучшилось, рабочий класс все еще не имеет возможности удовлетворить свои самые необходимые по­требности. К началу 60-х годов нынешнего сто­летия средний заработок рабочего составлял в Западной Германии примерно 75 %, во Фран­ции — около 70% , в США — 55% , в Италии — менее 50% исчисленных в этих странах про­житочных минимумов, т. е. средств, необходи­мых для удовлетворения основных потребнос­тей. Заработная плата трудящихся может рас­ти, но прибыли капиталистов увеличиваются гораздо более стремительными темпами.

«Жизнь взаймы» характерна для нынешнего периода капитализма. Если трудящийся мо­жет купить некоторые предметы длительного пользования, он, как правило, приобретает их взаймы, в кредит. Оказавшись в долговой ка­бале, он иногда в течение десятилетий выпла­чивает долги и проценты по ним. А если он ли­шается работы, то нередко теряет и приобре­тенные в кредит товары.

Так все его призрачное благополучие ру­шится, как карточный домик.

Какою же ценой достаются пролетариату материальные улучшения? В условиях совре­менного капитализма с внедрением новых ма­шин и механизмов нарастает интенсивность труда — увеличивается его темп и соответствен­но напряженность, в которой находится орга­низм рабочего, особенно нервная система. Рост интенсивности труда ведет к увеличению не­счастных случаев на производстве. Только с 1958 по 1961 г. в США, Англии, ФРГ, Фран­ции, Италии и Японии на шахтах, заводах и фабриках потеряли здоровье или жизнь 27 млн. рабочих.

Несмотря на повышение культурного и об­разовательного уровня пролетариата, доступ детям рабочих в среднюю и особенно в высшую школу крайне затруднен. Среди студентов уни­верситетов и других высших учебных заведений капиталистических стран дети рабочих составляют всего около 5—6%.

Для людей труда важно не только их экономическое поло­жение, но и политическая об­становка, в которой они живут. В большинстве развитых капи­талистических государств — строй буржуазно-демократиче­ский. Там официально про­возглашены демократические права и свободы — свобода сло­ва, печати, собраний, демон­страций, право на забастовку. Высшим законодательным орга­ном является парламент — со­брание представителей, избран­ных всеми гражданами; пар­ламенту подотчетно правитель­ство (совет министров). Все это записано в конституции, но на практике и парламенты и пра­вительства не выполняют требо­ваний избирателей, а решают основные вопросы жизни капи­талистических стран в интере­сах монополистической буржу­азии. Предложения, вносимые депутатами-коммунистами и другими демократами, отклады­ваются в долгий ящик. Всюду свобода печати существует лишь на словах, поскольку газету можно печатать, только имея большие денежные средства.

Трудящиеся не хотят ми­риться с нарушениями демо­кратии. Они ведут борьбу за улучшение экономических и по­литических условий жизни, за демократизацию общественного строя. Наиболее массовое про­явление этой борьбы — забастовочное движе­ние. Особенно оно усилилось в последние годы. В 1958 г. в стачках участвовало 25 — 27 млн. человек, а в 1964 г.— 56—57 млн. За период 1946 — 1966 гг. в индустриально раз­витых странах капитализма бастовало 259,1 млн. человек.

Конечно, не во всех странах одинаково вы­сока сознательность трудящихся, как не оди­наковы условия, в которых проходит классо­вая борьба. Во Франции, Италии, Японии су­ществуют сильные боевые рабочие организации, сложились прочные традиции стачечной борьбы.

В этих странах в забастовочном дви­жении участвуют широкие массы. В то же вре­мя, например, в Западной Германии или Скан­динавских странах стачки относительно редкое явление. Объясняется это тем, что рабочий класс там находится под влиянием реформист­ских организаций, которые добиваются «мир­ного сотрудничества» с капиталистами и вы­ступают против революции.

Большинство    требований,    предъявляемых рабочими   во время   стачек,   носит     экономический характер. Главное из них — повышение заработной платы. Нередко трудящиеся доби­ваются победы. Однако в ответ на вынужден­ное увеличение зарплаты капиталисты вздувают цены на многие товары. Наиболее сознательные рабочие понимают, что одной экономической борьбы недостаточно. Они требуют прави­тельственного контроля над ценами в интере­сах народа, ограничения произвола и власти монополий, глубоких демократических преоб­разований — иными словами, ведут полити­ческую борьбу. Она в конечном счете становит­ся борьбой за свержение капитализма и по­строение социализма.

Политическая борьба трудящихся направ­лена также против угрозы фашизма, в защиту демократических прав. Примером могут слу­жить события в Италии летом 1960 г. Прави­тельство Тамброни попыталось совершить реак­ционный государственный переворот. Тогда по призыву компартии и других демократических организаций миллионы трудящихся вышли на улицу. Замыслы правительства были сорваны, а Тамброни пришлось уйти в отставку. Та­кой же характер приняли события в Бельгии в 1960—1961 гг., где народ своими массовыми выступлениями сбросил реакционное прави­тельство.

В США в 60-е годы развернулась борьба негров, подавляющее большинство которых рабочие. Они выступили за равенство в правах с белыми, против расизма, который, по призна­нию многих официальных лиц США, стал во­пиющим позором американского общества. Не­редко эту борьбу сами американцы называют «негритянской революцией» за ее массовый и грозный характер. Негры добились больших успехов, в том числе принятия закона о гражданских правах.

Этот   закон,   однако,  сплошь и рядом нарушается белыми расистами.

Усиление борьбы трудящихся еще не озна­чает гибели капиталистического строя. Моно­полистическая буржуазия нередко переходит в контрнаступление. В ответ на выступления рабочих она поощряет неофашистские органи­зации, которые стремятся установить фашизм в новой форме. Идеологи неофашизма утверж­дают, что все беды происходят от «слишком широкой демократии». Особенно велика угро­за неофашизма в США и Западной Германии, где насчитываются десятки неофашистских ор­ганизаций. В апреле 1967 г. военно-фашистские круги в Греции при поддержке империалистов США произвели военный переворот, лишили трудящихся страны всяких политических прав, развязали террор против коммунистов и всех демократов.

В документах коммунистических партий не­редко говорится о том, что в нынешней обста­новке происходит формирование антимонопо­листической коалиции. Это означает, что в борьбу против власти монополий вступают крестьянство, мелкая буржуазия города (мел­кие торговцы, ремесленники и т. д.), интелли­генция. Они также ощущают растущий гнет моно­полий и все чаще приходят к выводу, что толь­ко социализм может устранить власть капитала. Особенно большое значение имеет переход широких слоев интеллигенции на сторону де­мократических сил, коммунистических пар­тий. Интеллигенция — слой общества, постоянно растущий в связи с научно-техническим про­грессом. Современный капитализм испытывает все более острую потребность в инженерах, техниках, ученых. Труд интеллигенции может прилично оплачиваться капиталистами, но со­знание творческих ра­ботников заставляет их все более непримиримо относиться к неизлечи­мым порокам капитали­стического строя — ми­литаризации и войнам, бессмысленной растрате общественного богатст­ва, политической реак­ции и фашизму.

Передовым отрядом трудящихся в борьбе против власти капитала являются коммунисти­ческие партии. За годы, прошедшие после Великой Октябрьской социалистической революции, коммунистическое движение превратилось в огромную силу (см. стр. 79). Поэтому антиком­мунисты не только проводят жестокий террор в отношении коммунистов и других честных людей, они клевещут на коммунизм, на социа­листический строй, одурманивают людей. Но жизнь — лучший учитель. Успехи социалисти­ческих стран доказывают лживость и несо­стоятельность антикоммунистических измыш­лений.

Кризис современного капитализма проявля­ется и в области международных отношений. Страны капитализма развиваются неравномер­но — таков закон, открытый Лениным. В ре­зультате этого меняется соотношение сил меж­ду империалистическими державами. В 30-е годы Германия, Италия, Япония заявляли о своих претензиях на мировое господство, но во второй мировой войне потерпели поражение и были отброшены назад. Экономическая и политическая мощь капиталистического мира оказалась сосредоточенной в США. Через де­сять — пятнадцать лет положение стало ме­няться. Усилились позиции ФРГ (она стала второй по экономической мощи капиталисти­ческой державой), Японии, Франции, Италии. Это вызывает острые межимпериалистические противоречия. Они бывают настолько сильны, что ставят под угрозу само существование им­периалистических союзов, направленных про­тив социалистических стран. Так происходит, например, с основным военным блоком импе­риалистических государств — Североатлантиче­ским союзом (НАТО).

Кризис колониализма — одно из главных проявлений общего кризиса современного ка­питализма. К середине 60-х годов подавляю­щее большинство колоний завоевало политиче­скую независимость.

Из надежного тыла империализма страны Азии, Африки, Латинской Америки превра­тились в мощный фронт борьбы против него.

Противоречие между умирающим капита­лизмом и побеждающим социализмом есть ос­новное противоречие современной эпохи. Со­ветский Союз и другие социалистические госу­дарства, составляющие мировую социалисти­ческую систему, самим фактом своего существо­вания подрывают позиции империализма и сдерживают его агрессивные поползновения.

Капитализм всеми средствами пытается при­способиться к новой обстановке. Однако исто­рию нельзя повернуть вспять. Мировой кри­зис капитализма все углубляется, а это озна­чает, что близится время полного торжества самого справедливого строя — коммунизма.



Велосипед trek 3500 2014 2015. Обзор велосипеда trek 3500 disc 2015 trek-velo.ru.


 
 
-------------------------------------------------------
Календарь
«  Апрель 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Новые статьи
Каталог статей
Как подготовить ребенка к школе
Освоение навыков чтения
Природные материалы на уроках труда

Статистика




 
Адрес почты Вопросы по рекомендациям, размещению рекламы и обратных ссылок обращайтесь pochta@enciklopediya1.ru
2013 © 2017