Детская энциклопедия

Меню сайта











Эдвин  Хаббл

Высказанные в начале второй половины XVIII в. Кантом, Ламбертом и некоторыми дру­гими учеными предположения, что наша Галак­тика — одна из бесчисленных звездных систем в бесконечной Вселенной, были в свое время только смелыми догадками. Подтвердить их правильность наука не могла, так как не рас­полагала еще никакими сведениями о форме и размерах самой Галактики. Передовые уче­ные конца XVIII и первой половины XIX в. разделяли эти предположения, хотя также не могли подкрепить их никакими доказатель­ствами.

Изучение Галактики далеко продвинулось впе­ред благодаря трудам В. Гершеля и В. Я. Стру­ве. В середине XIX в. ирландский астро­ном В. Парсонс при помощи своего гигантского телескопа обнаружил, что многие из туман­ностей, которые не разделяются на отдельные звезды, имеют спиральную форму. После от­крытия спектрального анализа и применения его к изучению небесных тел оказалось, что у многих туманностей, в особенности у спи­ральных, спектр не отличается от обычного спектра звезд. Этим как будто подтверждалось, что такие туманности могут быть далекими звездными системами. Но во второй половине XIX в. большинство ученых не разделяло мне­ния о существовании множества звездных сис­тем. Эти ученые полагали, что во Вселенной существует одна звездная система — это наша Галактика, а сама Вселенная имеет конечные размеры.

В начале XX в. новые открытия пробудили у ученых больший, чем раньше, интерес к при­роде спиральных и других «неразложимых» туманностей. В некоторых из них (в частности, в туманности в созвездии Андромеды) были замечены вспыхнувшие новые звезды. Когда удалось при помощи спектрального анализа измерить скорости движения некоторых туман­ностей, они оказались огромными — тысячи километров в секунду. В то же время все по­пытки измерить непосредственно перемещение туманностей на фоне неба оказались безуспеш­ными. А это означало, что туманности находятся на расстояниях, во много раз превосходящих расстояния до самых далеких звезд Млечного Пути.

Сколько-нибудь точному определению эти расстояния долго не поддавались. В 1920 г. шведский астроном Лундмарк показал, что расстояние до туманности в Андромеде состав­ляет не менее 650 тыс. световых лет. В том же году американский астроном Кёртис привел важные доводы в пользу того, что спиральные туманности представляют собой звездные сис­темы, удаленные от нас на сотни тысяч, милли­оны и десятки миллионов световых лет. Однако многие астрономы возражали против выводов Лундмарка и Кёртиса. Они все еще считали, что спиральные туманности принадлежат к на­шей звездной системе, а сами звездными сис­темами не являются.

В 1924 г. весь мир облетела весть, что американский астроном Эдвин Хаббл при помощи только что вошедшего в строй гигантского телескопа обсерватории Маунт-Вильсон (в Ка­лифорнии) с зеркалом 250 см в диаметре окон­чательно доказал, что туманность в Андромеде и некоторые другие туманности имеют звездное строение и находятся далеко за пределами Млечного Пути. Таким образом, впервые было доказано, что наша Галактика — не единственная звездная система во Вселенной. В истории астро­номии началась новая эпоха.— эпоха открытия и изучения других звездных систем и иссле­дования безграничных просторов Вселенной. Начало этой эпохи и многие ее последующие достижения связаны с именем Эдвина Хаббла.

 

Хаббл родился в 1889 г. в штате Миссури (США). Он учился в Чикагском университете, а потом продолжал свое образование в Оксфорд­ском университете в Англии. В 1914 г. Хаббл вернулся в Чикаго и стал ассистентом Йеркской обсерватории (близ Чикаго), где имеется круп­нейший в мире рефрактор с объективом в 102 см. Однако успешно начатая Хабблом научная работа прервалась. Шла первая мировая война, и его призвали в действующую армию. По воз­вращении из армии Хаббл стал астрономом обсерватории Маунт-Вильсон — одной из круп­нейших астрофизических обсерваторий мира.

Уже первые свои труды Хаббл посвятил фотографическому изучению слабых туманнос­тей. В этих трудах он утверждал, что спираль­ные туманности состоят из звезд. Хаббл назвал их внегалактическими туманностями, т. е. находящимися за пределами нашей Галактики.

Сделанное в 1924 г. Хабблом открытие при­несло ему мировую известность. Суть открытия заключалась в том, что на полученных Хабблом при помощи 250-сантиметрового рефрактора фотографиях крайние (менее яркие) области трех туманностей — в Андромеде, в Треуголь­нике и еще одной, обозначенной в каталоге номером 6822,— отчетливо разлагались на звез­ды. Исследование фотографий показало, что среди этих звезд много переменных — цефеид. Это обстоятельство имело огромное значение.

Еще в конце XIX в. выдающийся американ­ский астроном Э. Пикеринг начал на обсер­ватории Гарвардского университета обширные исследования переменных звезд. В 1908 г. со­трудница Пикеринга — Ливитт (1868 — 1921) открыла замечательную особенность перемен­ных звезд — цефеид; чем больше период измене­ния блеска у них, тем больше их светимость, т. е. их истинная сила света. Это значит, что если из наблюдения той или иной це­феиды установлена величина периода изме­нения ее блеска, то по определенной формуле вычисляется и ее сила света по сравнению с Солн­цем. А после этого уже легко рассчитать, на каком расстоянии от нас должна находиться эта цефеида, если она при установленной све­тимости представляется с Земли звездой данной видимой звездной величины. Так как цефеи­ды — звезды огромной светимости (все они гиганты или сверхгиганты), то их в первую очередь и обнаружили астрономы во внега­лактических туманностях, звездное строение которых было открыто Хабблом.

Таким образом, Хаббл определил рассто­яние до исследованных им внегалактических туманностей. Расстояние до туманности в со­звездии Андромеды оказалось, по его вычисле­ниям, огромным — около миллиона световых лет. В настоящее время это расстояние в свете новых данных принимается в полтора миллиона световых лет.

Примерно таким же оказалось и расстоя­ние до туманности в созвездии Треугольника. Таким образом, расстояния от нас до близких туманностей в десятки раз больше размеров нашей звездной системы.

Но это было только началом. В последу­ющие годы Хаббл исследовал очень много вне­галактических туманностей. Они теперь назы­ваются галактиками (в отличие от них наша Галактика пишется с прописной буквы). Ока­залось, что далеко не все эти галактики имеют спиральную форму. Многие из них эллипти­ческой, а некоторые неправильной формы. Таковы, между прочим, Магеллановы Облака (Большое и Малое) — огромные скопления звезд, видимые невооруженным глазом в юж­ном полушарии неба.

Хаббл составил подробную классификацию галактик по их форме и по другим особенностям.

В течение последующих лет, благодаря тру­дам Хаббла и других астрономов, быстро рас­ширились границы изученной части Вселенной. При помощи фотографии (на пластинках) аст­рономы открыли миллионы галактик, нахо­дящихся от нас на все более и более далеких расстояниях, и обнаружили скопления и целые «облака» галактик.

В 1941 г. работы Хаббла вновь прервались: ученого привлекли к военно-техническим делам. После второй мировой войны Хаббл возобновил свои исследования на обсерватории Маунт-Вильсон и одновременно принял деятельное участие в проектировании новой обсерватории на горе Паломар. Здесь в послевоенные годы установлен величайший в мире рефлектор (с зеркалом ди­аметром 508 см).

Хаббл скончался в 1953 г. Он был одним из самых выдающихся и талантливых астро­номов нашей эпохи и пионером изучения дале­ких звездных систем, похожих на нашу.

Наше время — эпоха непрерывного и необы­чайно быстрого расширения знаний о Все­ленной и проникновения во все более далекие ее глубины с помощью не только спектрального анализа и фотографии, но и нового мощного средства — радиоисследований.





 
Календарь
«  Декабрь 2016  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031

Новые статьи
Каталог статей
Как подготовить ребенка к школе
Освоение навыков чтения
Природные материалы на уроках труда

Статистика




 
Адрес почты Вопросы по рекомендациям, размещению рекламы и обратных ссылок обращайтесь pochta@enciklopediya1.ru
2013 © 2016