Детская энциклопедия

Меню сайта











Советское искусство 30-х годов

30-е годы — одна из интереснейших стра­ниц в истории Советского государства. Это по­ра завоеваний Арктики, штурма стратосферы, пора первых пятилеток и неслыханных побед в труде, пора гигантского строительства, раз­вернувшегося по всей стране. Тогда строили много, прочно и красиво. Очертаниям зданий передавалось деловое и мужественное настрое­ние их строителей. На карте Союза возникали новостройки, центры старых городов окай­млялись новыми районами. Строились заводы и рабочие поселки, многочисленные реки пе­рекрывались плотинами гидростанций. В пар­ках городов вырастали чаши стадионов. Среди старых домишек на пустырях вставали здания, призванные волей времени и талантом зодчих изменить традиции прошлого быта. Один из ярких примеров всей этой огромной стройки — Москва.

Совершим путешествие по Москве 30-х го­дов и посмотрим, как много изменений произо­шло в ней за несколько лет. На всей городской территории оделись в гранит воды Москвы-реки и Яузы. Совершенно изменил свой облик центр города: площади расширились, осво­бодились от старых, ветхих домов. В самом цент­ре столицы, на углу бывшего Охотного ряда и улицы Горького, по проекту архитектора А. Лангмана был построен дом Совета Министров СССР. Строгие пропорции здания, напоминающего стройный параллеле­пипед, четкое и ритмичное соотношение между оконными проемами и плоскостями стен при­дают зданию деловой и спокойный вид. Широ­кие вертикальные полосы белокаменной обли­цовки на дымчатом фасаде создают впечатле­ние торжественности, подчеркивая государст­венное значение здания.

Строги и выразительны по убранству пер­вые станции Московского метро. Над одними

перронами высокие потолки спокойно лежат на четырехгранных колоннах, над другими пере­кинулись яркие своды. Ровный электрический свет омывает полированную каменную обли­цовку. Стекло, керамика, металл, дерево сво­ими формами придают архитектуре подземных вестибюлей метро воздушность, упругость, теп­лоту. Станции все разные, хотя и близки по стилю.

Свод станции «Аэропорт» (архи­текторы В. Виленский и В. Ершов), будто раскрытый купол парашюта, рассекается стремительными белыми линиями — стропами. Мно­гогранные белые колонны подземного вести­бюля станции «Кропоткинская» (бывшая «Дворец Советов», архитекторы А. Душкин и Я. Лихтенберг) расширяются под сводом, образуя чаши, в которых скрыты источники света. Благодаря этому внутреннее простран­ство как бы увеличивается, а облик станции становится строже. Почти все станции Москов­ского метро этих лет привлекают целесообраз­ностью своей строгой, деловой архитектуры. В них нет ничего лишнего, почти каждая архитектурная деталь решает одновременно и ху­дожественные и технические задачи.

В 30-е годы многие наши зодчие стремились подчинить внешний вид зданий их функцио­нальному назначению. Вот здание редак­ции и издательства «Правда» архитектора П. Голосова. Его стены прореза­ны широкими полосами окон: ведь и литера­турному сотруднику, и печатнику свет и солн­це — большое подспорье в труде. От стеклян­ных линий окон громада комбината стала строй­нее и приветливее.

У каждого архитектурного сооружения есть свое место в ансамбле города. Далеко виден, скрывая или подчеркивая облик окружающих зданий, ажурный силуэт Крымского моста над Москвой-рекой архитектора А. Вла­сова. Этот красавец мост связывает воедино гладь реки, массив Центрального парка куль­туры и панораму города. Тело его подвешено на двух гирляндах стальных пластин, энергич­но и свободно режущих воздух, и от этого ка­жется, будто мост невесом, будто он сплетен из тонких блестящих нитей.

Дворец культуры Московско­го автозавода им. Лихачева, созданный архитекторами братьями Весниными, расположился в парке, превращенном в спор­тивный городок, у крутого обрыва, спускаю­щегося к Москве-реке (см. ст. «Архитекторы братья Веснины»).

Строительство в Москве велось тогда по еди­ному плану реконструкции столицы, приня­тому в 1935 г. Для других городов страны — Ленинграда, Новосибирска, Свердловска, Харь­кова, Баку, Тбилиси, Еревана, Душанбе и т. д. — также были разра­ботаны свои генеральные планы реконструкции.

И конечно, архитектура этих лет не могла обойтись без своих постоянных «сорат­ниц» — скульптуры и живо­писи. В ансамблях станций метрополитена, канала имени Москвы, Всесоюзной сель­скохозяйственной выставки в Москве большую роль иг­рали монументальная скуль­птура и живопись. Мозаики А. Дейнеки на плафоне стан­ции метро «Маяковская» как бы рассказывают об одном дне страны (см. ст. «А. А. Дейнека»).

Немалый вклад в развитие монументальной живописи внес Е. Лансере. Его роспи­си плафонов ресторана гости­ницы «Москва» создают ил­люзию большого пространст­ва: кажется, что не потолок, а высокий небесный свод открывается перед взором че­ловека, находящегося в зале.

Среди произведений мо­нументальной живописи 30-х годов выделяются росписи Московского музея охраны материнства и младенчества, сделан­ные В. А. Фаворским и Л. А. Бруни. В них художники воплотили гармонию нового человека, земную красоту его чувств. Созвуч­ны росписям были и помещенные в музее скульптуры В. И. Мухиной.

Многие архитектурные сооружения 30-х го­дов невозможно представить без скульптуры. Символом этого содружества стала знамени­тая скульптурная группа В. И. Мухиной «Рабочий и колхозница», которая украшала совет­ский павильон на Всемирной выставке в Париже.

В 30-е годы возникали многочисленные скульптурные памятники, включавшиеся в ан­самбли площадей и улиц разных городов. Над проектами памятников работали скульпторы В. И. Мухина и И. Д. Шадр (см. статьи «В. И. Мухина» и «И. Д. Шадр»), С. Д. Меркуров и М. Г. Манизер (1891 — 1966), Н. В. Томский (р. 1900) и С. Д. Лебедева (1892—1967). В 30-е годы началась широкая реализация того плана монументальной пропаганды, который был задуман Лениным и начал осуществляться в первые годы революции.

Развитие монументального искусства и идеи синтеза всех видов искусства оказали влияние и на станковые формы живописи, скульптуры и графики. Даже в небольших станковых про­изведениях художники стремились выразить большое содержание, создать обобщенный ху­дожественный образ.

В полотне С. В. Герасимова «Колхоз­ный праздник» (Третьяковская гале­рея, Москва), как в фокусе, собраны характер­ные черты живописи тех лет. Солнце щедро посылает лучи с безоблачного неба. Природа проникнута безмятежным покоем и радостью. Прямо на лугу поставлены столы с богатым угощением. Собран, видно, отменный урожай. Герасимов рисует людей новой колхозной де­ревни: улыбающихся женщин, парня с велоси­педом, девушку-героиню, красноармейца-отпу­скника. Настроению радости способствует и жи­вописная манера Герасимова: он пишет кар­тину светлыми красками, широким движением кисти, добиваясь впечатления легкости, ощуще­ния воздушности (см. ст. «С. В. Герасимов»).

А. А. Дейнека в 30-е годы пришел уже со своей сложившейся традицией. Чувство совре­менности он передает и новыми сюжетами, и но­вой живописной формой. Полны здоровья, ис­точают радость жизни его парни в картине «Обеденный перерыв в Донбассе» (Музей латышского и русского искусства, Рига). Предчувствием больших дел живут его мальчишки в «Будущих летчиках». В этих картинах живопись Дейнеки, как и прежде, скупая, ла­коничная, в ней строгие и четкие ритмы, рез­кие цветовые контрасты.

Проникнута «дейнековскими» настроениями, но более мягка картина Ю. И. Пименова (р. 1903) «Новая Москва» (Третьяковская галерея, Москва). Женщина ведет автомобиль по омытой дождем площади Свердлова. Перед ней раскрывается центр новой Москвы. А вме­сте с ней и мы любуемся своей столицей.

А. А. Дейнека, Ю. И. Пименов и только начинавший тогда Г. Г. Нисский передавали новые чувства и впечатления жизни в жанро­вой картине и в пейзаже. По-своему подходил к решению новых задач уже старый в то время художник М. В. Нестеров. Он стремился создать типичный для тех лет образ человека-творца. В своих портретах он запечатлел людей, все­цело увлеченных своим делом, ушедших в поиск научных и художественных истин (см. ст. «М. В. Нестеров»).

В историческом жанре к широким художе­ственным обобщениям пришел Б. В. Иогансон, создавший поистине монументальные полотна «Допрос коммунистов»  и «На старом ураль­ском заводе». Обе эти картины были вос­приняты современниками как символ пройден­ной народом дороги борьбы. Образы, созданные Иогансоном, героичны и значительны (см. ст. «Б. В. Иогансон»).

При всей общей устремленности к обобщен­ному и монументальному образу живопись, скульптуру и графику 30-х годов создавали несхожие по почерку художники. Их произве­дения отличаются друг от друга художествен­ными средствами и степенью психологической глубины, а также сюжетами и темами. Сюжет картины В. Прагера «Прощай, товарищ» предельно скуп (Третьяковская галерея, Мо­сква). Замерший в строю красный отряд отдает последние почести павшему в бою товарищу. Он лежит на носилках на заснеженной траве. О чувствах людей говорят краски — благород­но чистые, чуть минорные, нанесенные стро­гими движениями кисти.

Сложно по сочетанию цвета, напряженности живописной гаммы полотно К. С. Петрова-Водкина «1919 год. Тревога». Рабочий всматривается сквозь окно в полуночную улицу. Неожиданным событием разбужены его близ­кие. Художник сознательно не договаривает сюжет. То ли белые ворвались в город, то ли совершена диверсия... Главное — в готовности его героев мужественно встретить беду, в напря­женном настроении полотна (Русский музей, Ленинград; см. ст. «К. С. Петров-Водкин»).

Более «разговорчива» языком живописи, не­жели фабулы, и картина К. Н. Истомина (1887 —1942) «Вузовки». Хрупкие фигурки девушек-студенток, увлеченно работающих за столом, даны в цветовом единстве зеленых, бе­лых, черных красок, которые передают и чис­тоту образов, и напряжение времени.

Самобытные талантливые живописцы рабо­тали в 30-е годы в союзных республиках: Е. Ахвледиани в Тбилиси, III. Мангасаров в Баку, Б. Нурали в Ашхабаде.

Развитие монументальных форм искусства не помешало лирическим или углубленно пси­хологическим жанрам. В скульптуре, напри­мер, успешно развивается портрет. Больших успехов в этом жанре добилась Сарра Лебе­дева (1892—1967) — знаток человеческих характеров, умеющая подмечать еле заметные движения души. Лебедева всегда акцентирует внимание на том особом, что присуще лишь данной модели. Ее «Ч к а л о в» — это ода­ренная цельная личность, направившая всю силу характера к достижению цели своей жиз­ни. Лебедева очень свободно лепит свои порт­реты: они не приглажены, в них есть внешние черты этюдности, но от этого они кажутся осо­бенно живыми.

Портреты В. Мухиной, напротив, всегда монументальны: они устойчивы в своей компо­зиции, массивны, энергичны.

Большой глубины понимания человеческой личности достиг в своем автопортрете скульптор А. Матвеев. Это целая автобиогра­фия, воплощенная в образе: в нем слились муд­рость, воля, сила мысли и большая челове­ческая чистота.

Великолепные портреты создает в эти годы и мастер публицистических композиций И. Шадр. Полон динамики, гнева к мещанству и порыва к свободе, к борьбе портрет молодого Горького (Третьяковская галерея, Москва), Женские образы Шадра очень лиричны.

Тема прошлого и настоящего, так ярко пред­ставшая в скульптуре и живописи, отразилась и в графике. Большинство художников в эти годы посвящают свои рисунки и гравюры сю­жетам строительства, труда. Возникает гале­рея портретов выдающихся современников: дея­телей науки, техники, рабочих, крестьян.

Книжная графика переживает в 30-е годы время расцвета и больших перемен. Все больше растет потребность в книге. Класси­ков и современных писателей издают огром­ными тиражами. В книгу приходит целое по­коление молодых мастеров. Рядом с В. А. Фа­ворским работают его ученики А. Д. Гончаров (р. 1903) и М. И. Пиков (р. 1903). Ряды иллю­страторов пополняются Кукрыниксами (см. ст. «Кукрыниксы»), Д. А. Шмариновым (р. 1907), Е. А. Кибриком (р. 1906), А. М. Каневским (р. 1898). Шмаринов создает цикл драматиче­ских иллюстраций к «Преступлению и наказа­нию» Достоевского, Кибрик — серию литогра­фий к «Кола Брюньону» Роллана, Кукрыниксы—рисунки к «Климу Самгину» Горького, Ка­невский — к Салтыкову-Щедрину.

С непринужденным юмором, увлекательно и с большой серьезностью оформляют детские книги В. В. Лебедев (1891 — 1967) и В. М. Конашевич (1888 —1966). Созданные ими образы то добродушны, то ироничны, но никогда не на­зидательны.

30-е годы — сложный период в жизни стра­ны. Они имели свои исторические трудности. Надвигалась война. Эти трудности отразились и в искусстве. Но основное, чем определяется искусство предвоенного десятилетия, это то, что в нем окончательно сложился метод соци­алистического реализма. Искусство утвердило свои боевые традиции, оно готово было к серь­езным и суровым испытаниям.





 
Календарь
«  Декабрь 2016  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031

Новые статьи
Каталог статей
Как подготовить ребенка к школе
Освоение навыков чтения
Природные материалы на уроках труда

Статистика




 
Адрес почты Вопросы по рекомендациям, размещению рекламы и обратных ссылок обращайтесь pochta@enciklopediya1.ru
2013 © 2016