Детская энциклопедия




Меню сайта




Реклама











Власть монополий

Шел 1894 год. Бастовали рабочие заводов Пульмана в Чикаго. Они боролись за улучше­ние условий жизни, за повышение заработной платы. Борьба разрасталась. Напуганное пра­вительство назначило судебное разбирательство и послало судью для расследования обстоя­тельств забастовки. Рабочие надеялись: судья беспристрастно изучит причины забастовки, познакомится с их бедами и нуждами. Они наивно верили в «справедливость» буржуазного суда. Знали бы они в то время, что писал судья из Чикаго своей жене!

А писал он следующее: «Возмутительная за­бастовка. Необходимо, чтобы военные убили не­сколько человек из этой черни для прекращения беспорядков... До тех пор, пока не будет большого кровопускания, положение не улуч­шится...»

Имя судьи — Вильям Тафт — уже тогда бы­ло известно в Америке. Позже он стал главным судьей Верховного суда и наконец в 1909 г.— президентом США. Да и события в Чикаго не были чем-то из ряда вон выходящим. Это один из многих примеров того, как капиталисты США, послушные им полиция и суд расправля­лись с рабочими, если те осмеливались поднять голос в защиту своих интересов.

После гражданской войны 1861 —1865 гг.  в США особенно быстро проис­ходило сосредоточение богатств и политической власти в руках небольшой горстки крупных капиталистов. США в короткий срок догнали, а затем оставили далеко позади себя старые капиталистические страны — Англию и Фран­цию. К началу нынешнего столетия они заняли первое место в мире по производству промыш­ленной продукции. Быстро развивались автомо­билестроение, сельскохозяйственное машино­строение, резиновая промышленность, возра­стало производство электроэнергии. За 15 лет, с 1890 по 1905 год, количество электроэнергии, производившейся ежегодно в США, возросло в 100 раз.

Соединенные Штаты Америки вырвались вперед в своем промышленном развитии, пото­му что были свободны от феодальных пережит­ков, которые опутывали европейские государ­ства и тормозили развитие капитализма. Соеди­ненные Штаты неизмеримо меньше других стран страдали от разорительных войн. Важным условием быстрого развития промышленности США был приток рабочей силы из Европы и Азии. Миллионы людей, полных инициативы и энергии, переселялись в Америку. Их гнала сюда нужда, манила мечта о счастье. Рассказы о больших массивах свободных земель в Новом Свете звучали для обездоленного пролетария и безземельного крестьянина Европы сладкой надеждой на лучшие времена. В. И. Ленин от­мечал, что Америка берет со всего света «наибо­лее энергичное, способное к труду рабочее насе­ление». С 1870 по 1900 г. в США прибыло из Европы и Азии около 14 млн. человек. В первые годы XX столетия сюда приезжало по миллио­ну человек ежегодно. Но и здесь переселенцев ожидала жестокая эксплуатация, приносившая огромные прибыли капиталистам.

Американской буржуазии казалось, что все идет хорошо, что капитализм навечно утвер­дился на земле. Но это были обманчивые на­дежды. Не желания капиталистов, а глубокие экономические процессы определяют ход исто­рии. Именно в эти годы капитализм вступил в свою последнюю стадию — империализм. На­чался упадок, загнивание капитализма.

Что же такое империализм? Цель капитали­стического производства — получение прибы­ли. Каждый капиталист, как бы богат он ни был, стремится стать еще богаче. Поэтому он старается, чтобы его предприятие произвело побольше товаров, и стремится продать их с наибольшей для себя выгодой. Товаров на рынок, как правило, поступает больше, чел их могут приобрести покупатели.

Между капиталистами разгорается ожесто­ченное соперничество — конкуренция. Круп­ные капиталисты самыми разнообразными спо­собами разоряют своих более слабых соперни­ков и присоединяют их предприятия к своим. Так постепенно на месте сотен и тысяч мелких и средних предприятий образуется несколько крупнейших. Этот процесс называется кон­центрацией (сосредоточением) производства.

Пока производство было распылено между большим числом мелких предприятий, капита­листы не могли сговориться между собой о це­нах на товары. Если бы какой-нибудь предпри­ниматель назначил более высокую цену на свой товар, чем его конкуренты, то его товар просто не стали бы покупать. Иное положение созда­лось в конце XIX в., когда производство стало сосредоточиваться в руках небольшого числа капиталистов. Крупные капиталисты получили возможность сговариваться с целью повысить цены на товары и тем самым увеличить свои прибыли. Такие объединения — союзы круп­ных капиталистов — называются монополиями («монополия» — слово греческое. Оно со­стоит из двух слов: «монос» — один и «полео» — торгую).

Образование и господство монополий — глав­ная черта империализма. Поэтому В. И. Ленин назвал империализм монополистическим капи­тализмом.

В конце XIX — начале XX в. монополии появились во всех развитых капиталистических странах. Они захватили все важнейшие отрасли производства. В США в начале века насчиты­валось около 500 крупных монополий. Они производили около трех четвертей всей промыш­ленной продукции страны.

Наибольшим экономическим могуществом обладали два монополистических объединения. Первое из них — нефтяной трест — возглавляли Рокфеллеры. История «нефтяной империи» Рок­феллеров (так называют рокфеллеровский трест) служит ярким примером того, какими бес­человечными и подлыми методами наживались огромные богатства.

Создатель нефтяного треста Рокфеллер-старший был богомольным человеком. Он лю­бил повторять: «Бог спустил меня на землю, чтобы делать деньги». И он «делал» деньги, не останавливаясь ни перед чем.

Вот один из многих примеров кровавых дея­ний Рокфеллера. Шахтеры в штате Колорадо в знак протеста против невыносимых условий труда объявили забастовку. Ни угрозы, ни голод не могли сломить боевой дух шахтеров. Забастовка длилась 15 месяцев. Тогда Рокфел­лер нанял и вооружил шайку бандитов, кото­рые учинили кровавую расправу с рабочими: они расстреляли и заживо сожгли более 100 человек, в том числе много женщин и детей.

Под стать Рокфеллеру-старшему были и его наследники. Джон Рокфеллер-младший в пер­вую мировую войну нажил около 450 млн. долларов, т. е. на каждом убитом на войне «за­работал» 45 долларов. О ненасытной жадности американских миллиардеров В. И. Ленин с гне­вом писал: «...на каждом долларе видны следы грязи... на каждом долларе следы крови».

В начале нынешнего века Рокфеллеры конт­ролировали 95% всей нефтяной промышлен­ности страны. И в наши дни монополистиче­ское объединение Рокфеллеров раскинуло свои щупальца по всему капиталистическому миру. Им принадлежат разбросанные по всем конти­нентам нефтепромыслы, доки, склады, промыш­ленные предприятия, тысячи километров неф­тепроводов. Стремясь удержать эти владения, они вдохновляют агрессивную политику аме­риканского правительства в международных делах.

Не менее колоритной фигурой капиталисти­ческого общества США того времени был Мор­ган, положивший начало другой династии «неко­ронованных королей» Америки. Он начал свою деловую карьеру с обыкновенной жульнической проделки — с продажи негодных ружей рево­люционному правительству Севера во время гражданской войны 1861—1865 гг. В начале XX в. банкир и промышленник Морган владел всеми основными металлургическими предприя­тиями США. В 1901 г., например, стальной трест Моргана продавал 43% всего производившегося в США чугуна. Четвертая часть всех железных дорог страны также принадлежа­ла Моргану.

В автомобильной промышленности образо­вались всего три монополии — «Форд», «Крайс­лер», «Дженерал моторс». Они охватывали 80% производства автомобилей в США.

По меткому выражению одного из американ­ских журналистов, корпорации США больше похожи на джунгли, а путь к богатству усеян костями соперников.

Прибыли монополий баснословно росли. Беспощадная эксплуатация рабочего класса обогащала кучку финансовых королей Америки. Стремясь увеличить свои прибыли, они рвались в другие земли в поисках там рынков сбыта, дешевой рабочей силы, дарового сырья.

Но к этому времени мир уже был поделен. Европейские колониальные разбойники захва­тили все, что можно было захватить. Монопо­лии США стали готовиться к переделу мира пу­тем захватнических войн.

В 1898 г. США спровоцировали войну с Испанией и оккупировали Кубу, Пуэрто-Рико, Филиппины, бывшие до этого колониями Ис­пании. Президент США Т. Рузвельт провозгла­сил разбойничий принцип в международной политике: «Говори мягко, а в руках держи боль­шую дубинку» (см. стр. 472). Эти слова стали девизом внешней политики США.

Внутри страны монополисты полностью под­чинили себе государственную власть.

Буржуазные политики любят повторять, что Америкой управляет президент на основании конституции и законов, изданных конгрессом (так называется американский парламент). Но даже буржуазные деятели не скрывают, что избрание президента США является результа­том закулисных сделок между крупнейшими монополиями. В конгресс избираются ставлен­ники монополий — миллионеры, попадают ту­да также их родственники, юристы и другие служащие крупных капиталистов. Они верой и правдой служат тем силам, которые обеспечи­ли их избрание на доходное место в конгрессе. Даже американские президенты признавали

иной раз, что настоящая власть в стране при­надлежит «большому бизнесу» (так называют в США клику крупнейших капиталистов). Правда, такие признания появлялись, как пра­вило, лишь тогда, когда президент оказывался не у дел или был еще не у дел. Например, Виль­сон до его избрания в президенты в 1913 г. заявил, что «хозяевами правительства Соеди­ненных Штатов являются объединения промыш­ленников и других капиталистов Соединенных Штатов». После своего избрания Вильсон верно служил монополиям.

В США издавна установилась двухпартий­ная система. Обе буржуазные партии — рес­публиканская и демократическая — попере­менно сменяют друг друга у власти. В стране часто проводятся выборы: президента, членов конгресса, губернаторов штатов и т. д. Амери­канские буржуазные политики не устают хвас­таться своей избирательной системой. На деле ничто не может сравниться с тем омерзитель­ным обманом, который выдается за «свободные выборы» в США. Еще в конце XIX в. на заре эпохи империализма один из американских миллионеров откровенно заявил: «Не играет абсолютно никакой роли, какая из политиче­ских партий стоит у власти или какой прези­дент держит бразды правления... Мы богачи, и мы владеем Америкой». Такое положение со­храняется и в наши дни.

Во время выборов между демократической и республиканской партиями разыгрывается грандиозный спектакль: они шумно и крик­ливо обвиняют друг друга во всех смертных гре­хах — в воровстве, жульничестве, предатель­стве и т. д. Монополии финансируют избира­тельные кампании, дают деньги обеим парти­ям. На эти средства покупаются голоса, нани­маются специальные ораторы, устраиваются митинги, карнавалы, ночные шествия. Один из американских буржуазных деятелей дал та­кую характеристику американским выборам: это ложь, фарс и буффонада; чтобы быть избран­ным, не нужно иметь ума, надо только уметь громко орать и врать.

В конечном счете простой американец ока­зывается совершенно запутанным и сбитым с толку. Жизненно важные проблемы умышлен­но топятся в шумихе и трескотне избиратель­ной кампании, подменяются спорами из-за пустяков.

Куда бы ни шел в дни выборов американец, куда бы ни кинул он свой взгляд: будь то све­тящаяся реклама на шпиле небоскреба, паря­щий в небе самолет или воздушный шар, пакет для продуктов, тротуар, усеянный листовками, не говоря уже о газетах, радио и телевидении,— всюду видит он призывы голосовать за «самого лучшего», «самого честного» и «образцового» американца во всей стране. Кандидаты в пре­зиденты и конгресс дают любые обещания, выдают себя за «прогрессивных» и «передовых» людей. Но когда один президент уступает свое место другому, газеты нередко сообщают, что «самый честный» американец был избран на деньги какой-либо одной или нескольких моно­полий, а «самый образцовый» использовал свое положение в корыстных целях. Не раз стано­вились известными факты подкупа, сделок и прямого мошенничества во время выборов.

Сами американцы называют демократиче­скую и республиканскую партии двойниками. В США часто говорят: «Слон и осел едят из одного корыта» (слон — эмблема республикан­ской партии, осел — демократической). Кари­катуристы часто изображают слона с ослиной головой или осла с хоботом слона, чтобы пока­зать отсутствие разницы между двумя партия­ми крупного капитала. Но двухпартийная си­стема в США чрезвычайно выгодна господствую­щим в стране монополистам. Как только пар­тия, стоящая у власти, опозорит себя в глазах масс, государственный руль передается в руки другой партии. Действительная же власть всег­да остается в руках монополий.

Уже первые годы эпохи империализма отме­чены обострением классовой борьбы и наступлением монополий на жизненные интересы трудящихся. Буржуазия использовала все спо­собы подавления революционного движения в стране. Жестокая расправа с забастовщиками и лидерами рабочего класса с помощью полиции, войск или специально нанятых шаек ганг­стеров (бандитов) стала обычным явлением. Одновременно правящие круги США пытались расколоть ряды пролетариата путем подкупа руководителей профсоюзов, повышения зар­платы и создания некоторых привилегий для определенной части рабочего класса, органи­зации угодных монополиям профсоюзов и т. д. Один из богачей Америки признал однаж­ды: «Правящий класс интересует только один вопрос что дешевле: принуждать или подкупать».

Пролетариат Америки упорно боролся за свои права, за лучшую жизнь, за демократию, против гнета капиталистического строя. Перед первой мировой войной в США прокатилась мощная волна классовых боев, показавшая си­лу американского рабочего класса.





 
 
----------------------------------------------------
Календарь
«  Сентябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930

Реклама

  • Новые статьи
    Каталог статей
    Как подготовить ребенка к школе
    Освоение навыков чтения
    Природные материалы на уроках труда

    Статистика




     
    Адрес почты Вопросы по рекомендациям, размещению рекламы и обратных ссылок обращайтесь pochta@enciklopediya1.ru
    2013 © 2017